МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФАНКЛУБ А.А. БУШКОВА "СВАРОГ"

free counters


www.talar.mastersite.ru
перейти на основной сайт www.talar.sitecity.ru
 
HELPHELP  ПоискПоиск  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация
ПрофильПрофиль  Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения  ВходВход

Международный фанклуб "СВАРОГ":

Картотека клуба:

Картотека клуба

Парсуны и Высокие гербы уважаемых Лауретт и Лауров

Интимная жизнь:

Интимная жизнь Миледи и Милордов

Интимная жизнь Миледи и Милордов

Наградной отдел:

Наградной отдел

Наградной отдел международного фанклуба А.А. Бушкова "СВАРОГ"

Портал Армейских писателей

ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн.


Клиенты Студии МастерСайт:

Спецстрой-Гео

Спецстрой-Гео

Инженерные изыскания для строительства

Камины&Дымоходы

Камины&Дымоходы

Камины, топки, дымоходы

АПТ-Телеком

АПТ-Телеком

Системы связи: АТС Avaya, Медиа-серверы s8400, Call center

Библиотека Лорда Каммерера

На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов www.talar.mastersite.ru -> БИБЛИОТЕКА имени САН САНЫЧА БУШКОВА
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Лорд Каммерер
Oberst-writer


Зарегистрирован: 19.11.2002
Сообщения: 6262
Откуда: Приреченск

СообщениеДобавлено: Ср 02 Июл 2003, 23:04    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

К сожалению, только последнее издание из серии: "Золотая библиотека фантастики".
Много слышал о первом издании, но сам пришел к "Дюне" только в конце прошлого века.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Гракс Д'Сном
Ветеран Клуба


Зарегистрирован: 23.03.2003
Сообщения: 1697
Откуда: Север

СообщениеДобавлено: Ср 09 Июл 2003, 02:19    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

А то у меня товарищ, говорю, собирает. Так говорит, что первую книгу достать почти невозможно. Все есть, даже бредовое продолжение, а вот самой первой - нема! Может еще через инет попробовать, на заказ...
_________________
Просвистело...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Лорд Каммерер
Oberst-writer


Зарегистрирован: 19.11.2002
Сообщения: 6262
Откуда: Приреченск

СообщениеДобавлено: Вт 17 Май 2005, 00:31    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

О, совсем заброшенная тема. И на кой фиг я ее открывал icon_rolleyes.gif icon_lol.gif icon_lol.gif icon_lol.gif

Зато есть место для следующего проекта. В ближайшее время буду выкладАть в этом разделе. Нечего теме пропадать зря.

Запах застарелого пота в бронескафандре. Вечный полумрак на поверхности, постояная угроза от маневренных групп противника. Обгоняющие свет самонаводящиеся торпеды с ядерной БЧ. Битвы эскадр в надпространстве. Всепоглощающее чувство могущества поражающее человека при кибер-контакте с карабельным мозгом тяжелого крейсера. Все это "РИОНА".
_________________
Расизм это как негр - его не должно быть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Lord Svarog
Ветеран Клуба


Зарегистрирован: 14.09.2002
Сообщения: 31396
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт 17 Май 2005, 01:29    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Интересно...
_________________
Танки в кулак, а не в разброс !
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Лорд Каммерер
Oberst-writer


Зарегистрирован: 19.11.2002
Сообщения: 6262
Откуда: Приреченск

СообщениеДобавлено: Ср 18 Май 2005, 22:04    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Риона
И было так – потомок, чувствуя славу свою, держал в сердце своем Русь, которая есть и пребудет землей нашей.
Велесова книга.


Они уходили. Суда четко держали строй, шли как на параде. Экипажи выжимали из реакторов последние капли энергии. Далеко за кормой остались тела погибших товарищей, обломки кораблей. Погони не было, но конвойные фрегаты и катера были готовы в любой момент открыть огонь, защитить, прикрыть бортом тяжелые туши транспортов. Тяжелее всего было пилотам катеров: они шли уже тридцать четыре часа, без отдыха. На истребите-лях кончалось топливо. Крейсер погиб защищая конвой, а фрегаты и транспорты не имели оборудования для приема боевых катеров. Наконец суда легли в дрейф и истребители один за другим пришвартовались к порталам транспортов. После того как пилоты покинули свои машины, конвой двинулся дальше. В пустом межзвездном пространстве остались брошен-ные катера. А через пять минут они взорвались. Боевые машины полностью выполнили свой долг, до последней капли исчерпав свой ресурс. Еще шестнадцать часов хода и на локаторах вспыхнули яркие точки: целая эскадра шла встречным курсом. На судах конвоя взревели сирены громкого боя. Фрегаты вырвались вперед готовые принять огонь на себя дать шанс уйти тихоходным неповоротливым транспортам. Экипажи действовали быстро и без суеты, люди были готовы постоять за себя, не смотря на численное превосходство. Пе-редатчики уловили колебания вакуума, электронные мозги кораблей за доли секунды рас-шифровали кодированный сигнал. Это были свои. Навстречу конвою спешила патрульная эскадра.

1.

Всему свое время, и время всякой вещи под не-бом. Время рождаться и время умирать; время насаждать и время вырывать посаженое.
Библия. Книга Екклесиаста.

Шлюпка плавно опускалась на планету, пронзая слои атмосферы, далеко за кормой, на орбите осталась громада пассажирского лайнера «Денеб». Звездный гигант дрейфовал над Голунью, отдыхая после рейса. Шумные, жизнерадостные, довольные прошедшим круизом пассажиры толпились на шлюпочной палубе «Денеба» дожидаясь ботов. Скоро их места займут новые туристы, и лайнер уйдет в новый рейс.
«Ну, вот и кончился отпуск, прокатился, отдохнул, пора и на работу» - размышлял Всеслав Сибирцев. Высокий широкоплечий коротко стриженый блондин с открытым мо-ложавым с правильными чертами лицом. Его спортивное телосложение соответствовало 25-и летнему возрасту, скрывая прожитые интересной и иногда опасной жизнью его 45 лет. Сейчас он уютно расположился в кресле пассажирского салона шлюпки, шедшей первым рейсом, и задумчиво смотрел в окно на пелену облаков, объявшую бот. Сидев-шая в соседнем кресле симпатичная темно-русая женщина толкнула Всеслава в бок:
- Веся, ты заснул? Скоро посадка.
- Эх, Милана, Милана, все хорошее, когда ни будь, кончается, – Сибирцев с нежной грустью посмотрел на жену – вот и завершился наш совместный отпуск.
- Но мы же давно ни куда не ездили вдвоем. За последние шесть лет первый раз, выбрались и так хорошо отдохнули, столько повидали, прокатились на Зимерлу, увидели Юрский заповедник.
- Только создается, пройдет еще лет 100, прежде чем он полностью вырастит свой животный и растительный фонд. Только тогда можно будет увидеть во всей красе и Юр-ский, и Триасовый, и Меловой, и Эоценовый, и Олигоценовый периоды.
- Всеслав, ты слишком пессимистичен, мы и так хорошо отдохнули. Где еще можно увидеть живого Аллозавра, пусть даже молодого? А вспомни Высокую Радугу, Винетту, Арктиду. Кто из наших друзей может похвастаться таким круизом?
- Многие, но не таким приятным – Всеслав улыбнулся, он за свою жизнь успел по-бывать почти на всех обитаемых мирах, но одно дело командировка, и совсем другое про-сто туризм. К примеру, только во время этой поездки он открыл для себя целый мир развлечений и приятного время провождения процветающий на Винетте.
- Ты у меня молодец, Милана, всегда найдешь, что сказать в нужный момент, чтобы утешить и развеять грусть.
- Веся, мне самой ужасно не охота возвращаться на работу, но что делать, прихо-дится.
В этот момент шлюпка пробила облачную пелену, и внизу показались темные, стре-мительно приближающиеся прямоугольники космопорта. Бот у самой поверхности пога-сил скорость и плавно опустился у пассажирского портала.
Транспортная лента плавно подхватила веселую говорливую пеструю толпу пасса-жиров и, пронеся по подземным коридорам, доставила в зал прибытия, прямо к таможне. Гвардии старший лейтенант стоял в стороне и наблюдал за прибывающими. Зоркий, на-метанный глаз дружинника выхватил из толпы нужного человека: «Так есть, выглядит прямо как на голограмме». Слегка худощавое лицо, серо-стальные глаза, прямая осанка, в облике некоторое сходство с Великим Князем. Высокий атлетически сложенный коротко стриженый блондин идет, весело болтая со своей спутницей. Это он.
- Всеслав Бравлинович, прошу извинить, Вас срочно вызывают в Детинец. У меня приказ, сопроводить Вас до места.
- Хорошо, я готов – Всеслав с сожалением посмотрел на встречающего. Должность начальника Сектора «Д» - спец. операций Службы Государственной Безопасности (СГБ) имеет свои минусы. В любой момент могут вызвать и отправить к черту на кулички, на пару месяцев. Делать нечего, ни кто не заставлял выбирать эту профессию. Старший лей-тенант провел чету Сибирцевых через служебный ход мимо таможни. Вставший у них на пути охранник только вежливо кивнул и отступил в сторону, увидев мелькнувший в руке дружинника жетон.
- Милана, извини. Я должен тебя оставить – Всеслав нарушил молчание, когда они вышли к залу прибытия, и виновато улыбнувшись, развел руками – работа, есть работа.
- Ладно, Веся, иди. Если сможешь, позвони – Она давно привыкла к вечно занятому мужу, у каждого свои недостатки.
- Забери детей у мамы, когда смогу позвоню.
- Я тебя буду ждать – улыбнувшись одной из своих самых обворожительных улы-бок, Милана направилась к сектору выдачи багажа. Сейчас уже было бесполезно что-то говорить, она прекрасно знала, за кого вышла замуж. Но тем не менее почти 18 лет вме-сте, за это время можно привыкнуть к вечной занятости супруга.
- Флаер на служебной стоянке – напомнил о себе гвардеец.
- Веди, показывай путь, славный дружинник – усмехнулся Всеслав – видно пора приступать к новым заботам, если все так срочно.
Быстрым шагом, пройдя через зал, они скрылись за неприметной дверью служебно-го хода. Через пару минут скоростная машина оторвалась от термопласта закрытой сто-янки и взяла курс на замковый комплекс, возвышавшийся на холме в двадцати километ-рах от окраин Арконы.
«Нелегко одновременно работать в СГБ и быть официальным наследником престо-ла» – усмехнулся про себя Всеслав, наблюдая проносящийся за окном пригородный пей-заж.
Охрана Детинца беспрепятственно пропустила их через ворота, Всеслава здесь хо-рошо знали, чтобы проверять документы или спрашивать пропуск. Охрана давно уже владела более надежными способами защиты объекта, чем примитивный пропускной ре-жим. Они быстрым шагом прошли через двор и нырнули в неприметную металлическую дверцу в стене внутреннего терема. Затем два поворота и неширокие коридоры этой части дворца, наконец, они прибыли до места, по дороге ни кто им не встретился. Дружинник проводил Сибирцева прямо до дверей малого рабочего кабинета.
- Прошу, Вас – офицер отступил в сторону, давая понять, что его миссия закончена. Дверной автомат просканировал сетчатку глаза посетителя и с довольным урчанием про-пустил Всеслава внутрь.
В кабинете за круглым столом кроме Великого Князя Бравлина Яросветовича со-брались: начальник генерального штаба незаменимый Смолин Станислав Славомирович, главком флота Громов Виктор Корнеевич, главком армии Демьянов Игорь Ярославович, директор СГБ и непосредственный начальник Всеслава Крамолин Владимир Рюрико-вич. Здесь же присутствовали: адмирал космофлота и старый знакомый Всеслава Кром-лев Ратибор Святославович и армейский генерал Ворон Владимир Добрыневич, в свои сорок лет, прославившийся как нестандартно мыслящий и талантливый офицер и самый молодой командующий Военным округом.
- Все в сборе - констатировал Бравлин Яросветович, когда Всеслав занял кресло между Крамолиным и Кромлевым – Виктор Корнеевич, доложите все по порядку.
Приземистый коренастый адмирал поднялся с кресла.
- В 2346 году – начал он - экспедицией на крейсере «Пересвет» была исследована система ЕН-8243: желтый карлик в секторе Леонид. Особое внимание привлекла к себе четвертая планета системы - Риона. Безжизненный, пустынный мир, гравитация 1G, дав-ление 1.2 атмосферы, азот, углекислый газ, окись азота, немного кислорода, в стратосфе-ре сплошные облака углеводородов и паров воды. На поверхности вечный полумрак, в основном пустынный ландшафт, в полярных областях мелководные озера. В Центре пла-нетарных исследований после изучения материалов решили, что на Рионе раньше была жизнь, и отправили вторую экспедицию. Девятнадцать дней назад тяжелый крейсер «Ми-кула Селянович», фрегаты «Скорый» и «Надежный», научные суда «Путята Литвинов» и «Олег Титарев» вышли с Нежданы курсом на Риону. Десять часов назад корабли были атакованы на орбите Рионы догонской эскадрой. «Микула» погиб, прикрывая отход транспортов. После получения рапорта капитана «Литвинова» флот приведен в боевую готовность, на встречу экспедиции с базы «Рында-14» вышла крейсерская эскадра. На данный момент, больше ни каких новостей нет.
Толковый, короткий доклад, все слушали внимательно, буквально впитывая инфор-мацию. Началась война, и от присутствующих требовалось максимально быстро вырабо-тать оптимальный вариант действий. Вариант предполагающий быстрое решение воз-никшей проблемы, с минимальным расходом ресурсов. Впрочем, у Всеслава были веские основания полагать, что решение уже принято и вопрос только в отдаче приказов и рас-поряжений. Отец подтвердил правильность этой догадки.
- Теперь вы все в курсе. Ситуация чрезвычайная. Сразу после получения спейс-граммы с «Литвинова» на штабе главнокомандующих был разработан и утвержден план наших ответных действий. Все вооруженные силы приводятся в состояние полной боего-товности, флоты стягиваются к границам Догонского сектора. Формируется маневренная флотская группа в районе Нежданы. Мы должны быть готовы к вторжению, но первым делом, необходимо нанести ответный удар и захватить Риону – Бравлин Яросветович окинул взглядом присутствующий генералитет и кивнул Смолину – Станислав Славоми-рович, Ваш доклад.
- Для удара и последующей обороны системы Рионы выделяется четвертый флот. Непосредственно высадку будут производить, приданные Вам, Ратибор Святославович 8-я и 11-я десантные эскадры. Сейчас они базируются на Высокой Радуге. Дополнительно выделяется 3-я эскадра десантных авианосцев: «Чкалов», «Кожедуб», «Крутень» и «Ла-рин». Рандеву на «Рынде-14» 27 мая стандартного летоисчисления. После совершаете рейд к звезде ЕН-8243. Чрезвычайная плотная, «зеркальная» стратосфера Рионы делает затруднительной орбитальное наблюдение и бомбардировку. Придется обеспечивать поддержку десанта только катерами и самолетами с авианосцев. Но и у догонов будут трудности с применением противокосмических систем планетарного базирования.
- Вы знаете, что космокатера в атмосфере сильно уступают самолетам – заявил Кромлев – добавьте еще пару авианосцев, хотя бы только на время высадки.
- Посмотрим – Смолин задумался – на Полоте базируются «Речкалов» и «Клещев», берите.
- Хорошо.
- Десантируйте войска только после того как полностью очистите районы высадки. Впрочем, не мне Вас учить. - Смолин задумчиво посмотрел на Ворона - Теперь Вы Вла-димир Добрыневич.
- Я готов. Со своими бойцами я очищу Риону.
- Не торопитесь. Берете свой штаб, Голуньский округ оставляете на заместителя, и формируете группу армий «Самум». Выделяются 11-я десантная армия, 4-я, 9-я броне-танковые, 7-я, 14-я и 24-я общевойсковые армии плюс штурмовые корпуса «Каменец» и «Гамаюн».
- Авиация?
- После высадки 3-я авианосная эскадра переходит в ваше подчинение, ну и штат-ная армейская авиация, естественно. В основном берутся части Голуньского округа и с Высокой Радуги, так что формирование много времени не займет. Транспорты через три дня будут готовы к погрузке.
- Да, это так – утвердительно кивнул Громов – я дал приказ реквизировать 16 круп-нотоннажных грузовиков, вдобавок к флотским транспортам и десантникам. Места хва-тит на всех.
- Тем более на обратном пути – пошутил Крамолин.
- Не смешно – сердито заметил Бравлин – сплюнь, Володя. Мы и так не представля-ем, какая у догонов армия. Игорь Ярославович, будьте готовы к переброске подкрепле-ний. К срочной переброске, по первому требованию – добавил он.
- У меня все – начштаба смущено пожал плечами – более подробную информацию о Рионе получите после совещания.
- Постойте, какое вооружение у противника? – остановил его Ворон.
- Трудно сказать, уровень догонской техники примерно равен земному, но возмож-но будут сюрпризы. Мы слишком мало о них знаем.
- Это мой вопрос – вступил в разговор Крамолин – Разрешите доложить?
- Говорите, как есть.
- Как вы помните – начал директор СГБ – контакт произошел около сорока лет на-зад. И за это время мы практически не узнали о них ничего нового. Известно что, это очень древняя цивилизация стагнационного типа. Они вышли в космос тысячи лет назад, но их современный уровень развития немногим отличается от нашего. На контакт прак-тически не идут, торговля эпизодическая, дипломатические отношения не установлены – налив в стакан воды из графина и залпом выпив, Крамолин продолжил.
- Как я уже говорил, у них застывший, замороженный тип культуры. Развитие циви-лизации догонов идет волнообразно: подъемы сменяются спадами. Как я уже говорил, сейчас уровень догонской техники примерно соответствует нашему. Стандартный догон-ский крейсер класса «Коралл» по боевой мощи соответствует ударному крейсеру типа «Стожар», то есть не выделяется из ряда наших кораблей. Но пауки имеют многочислен-ные эскадры эсминцев быстроходных торпедных кораблей превосходящих наши фрегаты. Наземные войска оснащены эффективным стрелковым оружием, имеют на вооружении быстроходные, вооруженные скорострельными автоматами и лучеметами бронеходы на антигравитационной подвеске.
- Какие особенности физиологии? Каковы ограничения по среде жизни?
- Догоны являются кислорододышащими членистоногими. Их родная планета – ме-стонахождение неизвестно – по-видимому, имеет гравитацию порядка 1.3g , спектр сол-нечного излучения смещен в сторону ультрафиолета. Масса взрослой особи порядка 80-100 кг. Биохимия не изучена. Социальный строй на основе гибкой кастовой системы с элементами демократии. Для догонов характерно острое чувство социальной справедли-вости и врожденный коллективизм.
- Что Вам известно о союзниках?
- Ничего, ровным счетом ничего. Честно говоря, нам известны только две цивили-зации, вышедшие в космос: Догоны и Коатлианцы. Об их взаимоотношениях неизвестно абсолютно ничего, возможно, они даже не вступили в контакт. Наши исследователи ино-гда наталкиваются на артефакты древних цивилизаций, о них известно еще меньше, чем о догонах.
- Еще раз, Владимир Рюрикович, - попросил Бравлин Яросветович – вспомните все, что известно о военно-техническом потенциале противника.
- Как я уже говорил, их уровень развития мало отличается от земного. За послед-нюю тысячу лет догоны переживали взлеты и падения. Так что вполне возможны сюр-призы. Они превосходят нас в средствах связи и управления, в строительстве, в биологии, и как следствие: они гениальные терраформисты. Но слабым местом является транспорт, в частности воздушный, у Догонов выраженный перекос в сторону рельсового и трубо-проводного транспорта. Космические корабли оснащены генераторами надпространст-венного хода, подобными земным, отличия конструкции естественно неизвестны.
- А оружие?
- Здесь я ничего не могу добавить. Мы очень мало знаем. В основном, только то, что они сами нам показали. Как послать разведчика к паукам? – Крамолин развел руками и сел на место.
- Хорошо – подвел итоги Князь – Вы сообщили все что знаете и не ваша вина, что Мы так мало знаем. Владимир Рюрикович, выясните, узнайте, разведайте, разнюхайте все, что возможно об этой расе. Прокачайте дип. каналы коатлианцев, они должны конта-чить с догонами. Ищите, где можете. Даю вам полную свободу действий.
- Попробую – мрачно ответил директор СГБ – но ничего не обещаю.
Совещание протекало в плотном деловом режиме с максимальной эффективностью в решении возникающих вопросов. Все прекрасно понимали, что от них в первую очередь зависит успех войны и, с каким бы пафосом это не звучало, жизнь и смерть миллионов сограждан. Наконец дело дошло до Всеслава.
- Вам известно, - выдержав паузу начал, Князь Бравлин – что по нашим законам правящий Князь, являясь Верховным главнокомандующим, имеет право направлять сво-их личных представителей на театр боевых действий с самыми широкими полномочиями и правом выражать волю правителя. Я назначаю своим личным представителем на Рионе, четвертом флоте и в группе армий «Самум» – голос Великого Князя звучал торжествен-но, произнося формулу назначения – Сибирцева Всеслава Бравлиновича, известного Вам только с лучшей стороны, как достойный человек, блестящий офицер и верный поддан-ный Великого Княжества Руссколань. Я так повелел.
- Я принимаю назначение – Всеслав встал, ловя заинтересованные взгляды присут-ствующих – и ничто, даже сама смерть, не может мне помешать исполнить свой долг. Ви-дит Перун – добавил он уже тише.
- Совещание окончено – закрыл тему князь Бравлин – действуйте. - Всеслав, остань-ся – добавил он, когда офицеры направились к выходу. Бронированная дверь закрылась, оставив их наедине.
- Ну, как ты? Все хорошо? – мужчины обнялись.
- Прекрасно, прокатились, отдохнули, все просто великолепно. Как мама?
- Ты же знаешь, в Ганице, возится с внуками. Твой старший, Вадим получил права. Сейчас гоняет на флаере так, что за ним не угнаться. Хочет стать космонавтом, как дядя. По тестам подходит.
- Летит время: парню уже шестнадцать стукнуло.
- Летит – тяжело вздохнул Бравлин Яросветович – я помню тебя вот таким карапу-зом.
- Да, папа, дети растут – Всеслав вгляделся в лицо отца: «Боже мой! Он уже посе-дел, а еще и семидесяти нет. Что с ним делает этот престол».
- Игорь прилетал, погостил недельку и снова ушел в пространство.
- Как он? Еще не стал адмиралом?
- Нет, твой брат, как командовал крейсером, так и будет. Ему уже дважды предлага-ли контр-адмирала, отказывается.
- Он такой – Всеслав усмехнулся, вспомнив своего братишку – жить не может без своего «Кромска».
- А как Милана? Наверно ей понравилось, такой то круиз. Высший разряд.
- О-о довольна, сил нет, но по приезду, похоже, сильно обиделась.
- Как обиделась? Что такое? – недоумевал отец – опять что ни будь сморозил – он укоризненно покачал головой.
- Да, сморозил. Не успели прилететь, как бросил на произвол судьбы и убежал.
- Так ты об этом… Ладно, прости, сам видишь дело сложное – выражение лица кня-зя приняло виноватый и в тоже время серьезный вид. Оба облегченно рассмеялись.
«Папа, папа, я же прекрасно знаю, что ты не мог по-другому. И мама постоянно жалуется на твою безалаберность и сержантскую прямоту» – подумал Всеслав, но в душе как-то потеплело, они оба не могли долго сердиться друг на друга. Бравлин Яросветович повернулся к столу, набрал заказ, и на панели линии доставки через минуту возникли ко-фейник и бутерброды. - Давай-ка, перекусим и вернемся к нашим догонам - добавил он, разливая ароматный черный кофе в чашки.
- Всеслав – продолжил разговор Князь, выпив вторую чашку крепкого возбуждаю-щего напитка - на Рионе ты будешь официально наблюдать за операцией, но это только прикрытие. Главная цель – найти то, из-за чего догоны захватили планету.
- Я понял, они действовали ради какой-то особой цели, эта планета им очень нужна.
- Совершенно верно! – Бравлин с удовлетворением отметил искру понимания, мелькнувшую в серо-стальных глазах сына – там что-то есть. Это очень старая цивилиза-ция, во время одного из пиков развития они оставили на Рионе что-то, что мы должны найти раньше них.
- Военные действия будут вестись только в системе Рионы – у них нет цели: унич-тожить или взять под контроль человечество.
- Правильно, как это ни странно, но они известны как гуманная раса, уважающая любое проявление Разума – Князь наклонился вперед, вцепившись пальцами в колени – Всеслав, это очень важно, но война не должна выйти за пределы Рионы. Запомни, это очень важно, мы не можем терять людей в бессмысленной бойне, не можем втянуть в войну всю человеческую расу.
- Да, но если кто-то вступит в войну на нашей стороне, мы будем вынуждены поде-литься секретом Рионы.
- Ты его еще не нашел – недовольно нахмурил брови Бравлин – не забегай вперед. Как найдем, решим, что делать с этим догонским кладом.
- Не обязательно догонским, любой неизвестной нам цивилизации.
- Сильно сказано. Ладно, действуй. – Князь раздраженно махнул рукой. - И еще раз повторяю, береги людей. Считай это личным приказом.
- Я понял – коротко кивнув, ответил Всеслав. Люди были главным богатством кня-жества. За более чем триста лет, с тех пор как планета Голунь объявила о своей независи-мости, низкая плотность населения была головной болью бывшей Российской колонии, территория росла быстрее, чем население. Медицина, социальные программы, повыше-ние пенсионного возраста, максимальная автоматизация производства, все это давало хо-роший эффект, но все равно людей не хватало. Даже приоритетная государственная про-грамма повышения рождаемости не могла обеспечить необходимый прирост населения. Предлагалось даже, разрешить иммиграцию не только русским и восточным славянам, но и другим евроарийцам, по вполне понятным причинам этот прожект с треском провалил-ся. Здравый смысл говорил, что многонациональные государства подвержены распаду из-за центробежных сил и внутренних трений. Руссколань ценила стабильность и этниче-скую однородность своих планет.
Правда, в малонаселенности был один положительный момент: очень высокий уро-вень жизни граждан княжества. Бесплатные медицина и образование, гарантированный прожиточный минимум, пособие по рождению ребенка равное среднему доходу, огром-ная пенсия. Далеко не каждый землянин мог себе позволить содержать дом, в котором проживала обычная Руссколанская семья и флаер на каждого взрослого члена семьи, и это при сильно развитом общественном транспорте. Межзвездный туризм стоил дорого, но русичи позволяли себе почти каждый ежегодный отпуск посвящать путешествиям. Средний уровень жизни был очень высок. Но за это приходилось платить. Восьми часо-вой рабочий день по сравнению с нормальным принятым на Земле шести часовым, высо-кий пенсионный возраст. Жесткая плановая экономика при семидесяти процентной доле госсектора, расходы на науку и образование, пожиравшие значительную часть бюджета, при ограниченной численности армии и флота. Это сыграло свою негативную роль в не-давнем пограничном конфликте у Процейса. Конфликт возник с Европейским Союзом из-за ничейной пограничной планеты, на которой случайно обнаружили богатейшие место-рождения редкоземельных металлов. Тогда Руссколань смогла удержать планету, но только ценой напряжения почти всех своих сил.
Только поздно вечером Всеслав Сибирцев смог добраться до дома. В течение дня ему удалось только позвонить Милане, извиниться за занятость. После совещания в Де-тинце он сразу поехал в управление СГБ и провел большую часть дня, подбирая и инст-руктируя сотрудников для работы на Рионе. Много времени заняли неизбежные согласо-вания со штабами командующих и организационные вопросы. Зато домой Всеслав летел с чувством полного удовлетворения от проделанной работы, через пару дней можно выле-тать на базу «Рында-14». Как раз через два дня с Каменца, третья планета системы Голу-ни, в космос выходит эскадра, а каюты на крейсере «Мечник» уже зарезервированы Кромлевым для пятерки СГБшников. Так что надо успеть полностью подготовиться к миссии, решить все вопросы за оставшуюся пару дней. К счастью, на время отпуска он передал дела заместителю, и сейчас нет необходимости вникать во все мелочи и нюансы работы сектора.
Милана и дети уже были дома, ждали Всеслава. Ужин прошел в уютной непринуж-денной обстановке. Стол накрыли в зале. Милана сегодня решила продемонстрировать свое поварское искусство и собственноручно приготовила гуся в духовке. По такому слу-чаю всем было строго запрещено пользоваться линией доставки. Все было великолепно, непринужденная семейная атмосфера. Всеслав и Милана наперебой рассказывали о своем круизе. Младшенькая Людмила, только закончившая второй класс, ужасно гордая хваста-лась своими отметками в школе и тем, что Учитель перевел ее в группу с усиленным изу-чением математики.
- Он обещал, что я смогу пойти в Институт Космонавигации, я буду летать во-от на таких кораблях.
- Девчонок в космонавты не берут – подначил Игорек, он то давно решил, что будет инженером машиностроителем.
- Еще как берут – обиделась Люда – а тебя даже близко на завод не пустят, кон-трольную по физике на тройку написал.
- А ты - ябеда, а контрольную завалил, потому что накануне с тобой ходил в кар-тинную галерею. А ты, ябедой была, ябедой и останешься – тараторил Игорь.
Перепалку прервал тревожный звонок коммуникатора, судя по тональности вызова, звонили с работы Всеславу.
- Сибирцев, срочно – на экране было озабоченное лицо Крамолина – пограничники засекли на орбите нарушителя, это Чужой. Через три минуты на Степной улице, рядом с твоим домом сядет скутер. Давай быстрее сторожевики Его догоняют.
Пришлось с виноватым видом извиниться перед домашними и бежать на улицу. Иногда работа в СГБ доставляла сплошные неудобства. Ровно через три минуты на авто-стоянку опустился катер и, забрав Всеслава, взмыл в небо, мгновенно растворившись в облаках. Пилот молча кивнул Сибирцеву и показал на шлем прямого киберконтакта. Ма-ленький катерок для межорбитальных перелетов был оснащен по последнему слову тех-ники. Всеслав надел шлем и окунулся в водоворот оперативной работы пограничников и планетарных служб: команды, рапорты, короткие строчки информ-сообщений, видеома-териалы каскадом обрушились на него. Всеслав выловил из потока информации видео-репортаж сторожевика, преследующего нарушителя. На картинке метался из стороны в сторону обычный грузовой неф, десятки таких ежедневно курсировали в системе. Он шел в надпространстве по нормали к плоскости эклиптики, пытаясь оторваться от погони, на хвосте с настойчивостью гончих, взявших след, висели два пограничных фрегата. Нару-шитель был в зоне поражения излучателей, но его стремились взять живьем, тем более, наперерез его курса шел крейсер «Альтаир», оснащенный магнитными захватами и де-сантно-штурмовыми катерами. Скутер Всеслава значительно отставал от погони, его ма-ломощные двигатели надпространственного хода не позволяли угнаться за фрегатами. Типичный инспекционный катерок для внутренних межпланетных сообщений. О такой мелочи руководство СГБ, выделившее машину, не подумало, а, скорее всего, под рукой не было другой машины.
Неожиданно изображение нефа в кибер-пространстве шлема разорвала вспышка взрыва. Ярко оранжевая клякса расплылась в стороны, вываливаясь в пространство. Эфир взорвался очередью рапортов и докладов, кто-то, кажется командир Голуньского погра-нотряда, требовал срочно прислать экспертов, кто-то экстренно передавал видеоматериа-лы и отчеты следящих систем с параметрами и характеристиками взрыва. Наконец шквал сообщений постепенно стих, сменившись нормальной рабочей атмосферой. Сектор про-странства был объявлен зоной аварии, доступ был ограничен. Спешно поднимались ко-рабли погранслужбы, блокировавшие периметр закрытого сектора.
Когда Сибирцев наконец-то добрался до рубки «Альтаира» корабли и катера зани-мались сбором обломков Чужака, зонды неторопливо ползали в быстро расплывавшемся облачке газа, образовавшемся на месте взрыва, снимая его характеристики. Представив-шись командиру крейсера, Всеслав первым делом затребовал предварительные отчеты научников и приказал «заморозить» всю информацию до решения Службы Государст-венной Безопасности, аргументировав свой приказ требованиями военного времени. Впрочем, все были слишком заняты, чтобы возражать.
Предварительный анализ был малоутешителен. Нарушитель погиб от взрыва реак-тора, фрагменты корпуса были слишком разрозненные, что бы определить конструкцию корабля и состав экипажа. Научники могли сказать, что это был определенно корабль не-земной постройки, чей неизвестно. Собрав имеющуюся информацию, переговорив с хму-рым не выспавшимся майором контрразведки на которого взвалили это дело и доложив обстановку Князю, Всеслав вернулся домой попутным катером, шедшим в порт Почайна. Шел уже четвертый час ночи и Всеслав, вызвав такси, направился домой, работа работой, но немного сна тоже не помешает.
Утро следующего дня выдалось сумасшедшим. Всеслав не успел войти в свой каби-нет, как комп испустил тревожный сигнал вызова. «Приоритет 00, это серьезно» - успел подумать Всеслав, бросаясь к столу. Задетый по дороге стул упал, загромождавшая его куча бумаг и коробок с шумом разлетелась по полу. Монитор включился, на Всеслава смотрело нахмуренное лицо отца.
- Принимайся за разработку вчерашнего ЧП – буркнул Князь вместо приветствия – ты уже начал это дело. Крамолин передаст всю свою информацию, подключай научни-ков, пограничников, своих орлов и выжми все, до последней капли.
- Но дело было передано сектору контрразведки – возразил Всеслав, прекрасно по-нимая, что отказываться бесполезно.
- Уже нет, час назад Крамолин забрал себе все разработки по «Ночному гостю». Де-ло серьезное. Это «чужой». Так что извини, но решение принято.
- Хорошо, я могу сам подобрать людей?
- Используй свой сектор и возьми двух-трех из научного отдела. Не больше. Не за-будь согласовать с Крамолиным. Времени на болтовню и бюрократию нет, сразу присту-пай к делу – Бравлин Яросветович задумался. – И знаешь что?! Подготовь официальное заявление для прессы, все равно шила в мешке не утаишь.
Изображение вырубилось с легким щелчком, означающим конец связи. Всеслав рассеяно почесал затылок. Все планы, как обычно, летели по известному адресу. От раз-мышлений о суетности бытия его оторвал новый звонок. Это был директор СГБ Крамо-лин.
- Всеслав Бравлинович, доброе утро – Владимир Рюрикович выглядел свежим и был гладко выбрит, не смотря на бессонную ночь.
- Здравствуйте, Владимир Рюрикович, вы звоните по поводу «Ночного гостя»?
- Князь звонил? – задал риторический вопрос Крамолин – хорошее название, так и назовем тему. Срочно поднимитесь ко мне. Заберете документы.
- Владимир Рюрикович, - остановил его Всеслав - кого из научников посоветуете взять?
- Естественно берешь Старинова и Дубинина! Они работали на «Альтаире». Оба как раз сейчас у меня.
- Хорошо, из своих беру Левашова и Сидорова. Они и так летят со мной на «Рын-ду», и сейчас ни чем серьезным не заняты. Горина оставляю исполняющим.
- Согласен, делай, как знаешь – Крамолин одобрительно кивнул и отключил канал связи.
Всеслав окинул взглядом окружавший его бардак и присвистнул. Всего полдня на-пряженной работы, и кабинет превратился в форменный филиал авгиевых конюшен. Папки с бумагами и коробки инфо-кристаллов на полу, захламленный стол, шеренга не-мытых кофейных чашек сгрудившихся на столике линии доставки. Вчера он ушел домой, не потрудившись прибраться, а сегодня только еще больше увеличил энтропию про-странства. Кибер-уборщика Всеслав запускал в кабинет, только под своим надзором. Ма-ло ли что тупая машина примет за мусор?! Времени на наведение порядка не было, и, махнув на беспорядок рукой, Всеслав решительно направился к двери. Выходя в коридор, прямо в дверях он столкнулся со своим замом Владиславом Гориным.
- Постой, командир, есть проблема – В секторе «Д» излишние проявления суборди-нации не поощрялись, но бесцеремонность Влада выделялась даже на фоне сектора. Сло-во «Вы» было ему совершенно незнакомо.
- Привет, Влад, попозже. Бегу к директору.
- Мы завершаем тему «Ленивый кашалот». Почти вышли на лаборатории и на орга-низаторов дела. Скоро будем брать – залпом выпалил Горин.
- Владислав Якунович, - медленно процедил Всеслав, одновременно закрывая дверь – Вы исполняете обязанности начальника сектора, и потрудитесь принимать решения са-мостоятельно. В противном случае я найду другого заместителя.
- Хорошо, - Влад отступил в сторону, ошарашено глядя на начальника – но может, посмотрите рапорты агентов?
- Ладно, зайди после обеда – Всеслав смягчил тон. В свое время он приложил не ма-ло усилий, раскручивая эту тему. У него руки чесались самому взять организаторов нар-кобизнеса за жабры, но приходилось передавать самое сладкое Горину.
- Извини, у меня совсем нет времени – бросил он на ходу, быстрым шагом направ-ляясь к лифту.
В приемной Крамолина уже сидели трое посетителей, смиренно дожидаясь, когда их примут. Всеслав молча кивнул секретарю и, не задерживаясь, взялся за ручку двери. У Владимира Рюриковича в кабинете сидели знакомые Всеславу по вчерашним событиям сотрудники научного отдела Яромил Старинов и Желан Дубинин. Крамолин оторвал гла-за от поверхности стола, и устало махнул Всеславу: «Мол, проходи, присаживайся». На-учники увлеченные спором даже не взглянули на вошедшего.
- Я же говорю – горячился круглолицый полноватый Яромил – в спектре взрыва отмечено повышенное содержание стронция и цезия – при этих словах он ткнул пальцем в экран ноутбука, показывая на переплетение диаграмм.
- Ну и что! – отреагировал Желан – они могли замаскироваться под коатлианцев или купить корабль.
- Еще раз повторяю, в выбросе низкое содержание азота. Даже студентам известно, что коатлианцы дышат воздухом, состоящим из 64% кислорода и углекислого газа. А до-гонская атмосфера почти как земная!
- Но они не могли дышать чужой атмосферой!
- Стоп, стоп – Крамолин бесцеремонно прервал, грозящий перейти в рукопашную, спор – господа, вы с этой минуты переходите в подчинение к Всеславу Бравлиновичу Си-бирцеву, ему и рисуйте свои спектрограммы.
Исследователи синхронно повернулись к Всеславу, но тот вовремя остановил гото-вое сорваться с их губ новое словоизвержение:
- Давайте так. Вот вам ключ от кабинета 1946, восемнадцатый этаж – с этими сло-вами он протянул Дубинину полоску электронного ключа – это комната совещаний моего сектора. И через полчаса я вас там жду со всеми вашими выкладками и материалами.
- Все правильно, давно пора было их выпроводить – устало выдохнул директор СГБ, когда научники покинули кабинет – они меня просто достали!
- Вы не забыли, что через два дня, включая сегодня, я покидаю Голунь?
- Помню, - на лицо Владимира Рюриковича вернулось привычное доброжелатель-ное жизнерадостное выражение – эта тема пересекается с Догонским вопросом. За два дня управишься.
Всеслав не разделял крамолинский оптимизм, но благоразумно промолчал.
- Возьмите материалы – с этими словами Владимир Рюрикович извлек из стола и протянул Всеславу коробку инфокристаллов – здесь все. Рапорты, отчеты, бортовые жур-налы, записи приборов, полный комплект. Собирайте группу и завтра в конце дня доло-жите результат.
- Слушаюсь – Всеслав поднялся из-за стола и, коротко кивнув Крамолину, повер-нулся к двери. Научники были подключены, материалы получены, оставалось пригласить Левашова и Сидорова. И все, можно приступать к работе!

Всеслав тщательно закрыл за собой дверь комнаты совещаний, прошел к столу, включил систему шумоподавления и ободрительно улыбнулся агентам.
- Приступим, господа, - сам он уже успел бегло проглядеть материалы, полученные от Крамолина – вы предварительно познакомились с темой. Сейчас прошу проработать материалы.
- Всеслав, почему Вы думаете, что «Ночной гость» связан с догонами? – перебил Станислав Левашов прирожденный мастер создания «смысловых завес» и проведения от-влекающих маневров – как мне известно, прямая связь между этими темами не просмат-ривается.
- Ладно, начну с начала. Сегодня ночью на орбите Голуни был обнаружен корабль-шпион, замаскированный под обыкновенный каботажник. При попытке задержания на-рушитель взорвался. Мы должны в течение двух дней, включая сегодня, дать исчерпы-вающее заключение по этой теме – при этих словах Всеслав обвел испытывающим взгля-дом присутствующих. Все слушали внимательно. На лицах сотрудников читалась готов-ность немедленно приступить к работе.
- Забыл добавить, по предварительным данным научников это был «чужой» - корот-ко просветив сотрудников, Всеслав сел в свое кресло и выложил на стол кристаллы с ма-териалами. Левашов первым потянулся к коробке.
Следующие два часа агенты с азартом просматривали и сортировали материалы. Изредка звучали короткие комментарии и просьбы передать следующий кристалл. Все-слав тихо отозвал в сторону Стаса Левашова и попросил подготовить заявление для прес-сы. Кивнув в знак согласия, Стас немедля принялся за дело. Через пятнадцать минут коммюнике было готово. Естественно, речь в нем шла об обычном нарушителе, обнару-женном сторожевиками пограничников. Все остальное было голой правдой: и погоня, и попытка захвата, и гибель нарушителя от взрыва реакторов. Прочитав текст, Всеслав до-вольно хмыкнул и, не сказав ни слова, отправил его в отдел внешних контактов с резолю-цией: «Срочно запустить в инфосеть от имени пограничной службы». Он всегда в работе придерживался принципа: как можно меньше врать.
После того как все члены рабочей группы ознакомились с материалами, Сибирцев отправил научников в лабораторию обрабатывать данные приборов и зондов. Олег Сидо-ров получил задание, «перекопать» архивы, а Левашов отправился к пограничникам. Тре-бовалось повторно опросить участников вчерашнего события. Распределив людей, Все-слав вернулся в свой кабинет. Наскоро прибравшись, он вспомнил утренний разговор с Гориным. Несмотря на катастрофическую занятость Всеслав решил переговорить с Вла-дом. Тема «Ленивый кашалот» касавшаяся распространения синтетических наркотиков курировалась Всеславом Сибирцевым лично. Он не любил это вспоминать, но память о близком друге, ставшем наркоманом, глубокой занозой сидела в его сердце. Пусть чело-века не вернуть, можно отыграться на организаторах бизнеса.
Всеслав протянул руку к пульту, что бы набрать номер своего зама, как металличе-ский голос кибер-секретаря напомнил о совещании в Детинце. Громко выругавшись, Все-слав вскочил со стула и пулей выскочил из кабинета. До совещания по операции «Самум» (захват Рионы) оставалось ровно пятьдесят минут.
_________________
Расизм это как негр - его не должно быть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Лорд Каммерер
Oberst-writer


Зарегистрирован: 19.11.2002
Сообщения: 6262
Откуда: Приреченск

СообщениеДобавлено: Ср 18 Май 2005, 22:06    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

2.
Флаер шел над краем леса. Эта часть планеты терраформировалась первой, и лес успел вырасти. Стройные сосны возвышались над реденькой полоской кустарника. Лес наступал на степь. Небольшие отряды молодых разлапистых сосенок вырывались вперед, на продуваемый ветрами простор. Пройдет лет сто, и они вытянутся вверх к солнцу, встанут непреодолимой стеной и развеют свои семена над полем, что бы те в свою оче-редь проросли молодой зеленой порослью. Машина приближалась к возвышающейся на краю леса гряде холмов. На вершине ближнего к полю холма блеснуло здание.
Совещание закончилось быстро. Короткие доклады, обмен информацией, корректи-ровка планов. После совещания Всеслав уклонился от предложения отца пообедать вме-сте и быстро покинул резиденцию. Лететь в город не хотелось, подняв в воздух свой ско-ростной комфортабельный флаер, Всеслав подчинился сиюминутному порыву и направил машину к располагавшемуся недалеко от Детинца Храму.
Всеслав опустил флаер на стоянку, расположившуюся у подножия холма, и открыл дверцу машины. В нос ударил запах хвои смешанный с ароматом полевых цветов и пре-лых листьев. Стоянка была пустынна, ни одной машины. Обрадованный этим фактом Всеслав направился к лесу. Словно ни откуда вынырнула выложенная диким камнем до-рожка. Деревья скрыли оставшуюся за спиной площадку и флаер. Больше ни чего не на-поминало о цивилизованном мире. Яркое летнее солнце проглядывало сквозь кроны ду-бов и сосен, росших на склонах холма, изредка к одинокому путнику склоняли свои ветви березы. Незаметно исчезло внутреннее напряжение, пропало ощущение беспокойства, с каждым вдохом прибывало, росло ощущение свободы, силы, Всеслава буквально распи-рало чувство радости, гармонии с окружающим миром, родной планетой. Священный лес впитывал в себя глодавшие душу страхи, опасения, неуверенность и щедро одаривал па-ломника своей чистой энергией, успокаивал, вселял уверенность в своих силах и ощуще-ние неуязвимости. Может поэтому, предки старались ставить храмы в лесах и на верши-нах гор. Потомки восприняли этот древний обычай, все русские храмы в княжестве были окружены рощами.
Тропинка, петляя между древесных стволов, вела в гору, невдалеке журчал ручей. Всеслав вспомнил, что родник на вершине холма забил 200 лет назад, после того как в холм ударила молния. Волхвы посчитали это знаком небес и построили на холме Храм. Лес неожиданно расступился, и перед Всеславом возникла узорчатая деревянная арка. По краям арки росли два дуба. Волхвы служители Храмов не признавали ворот и дверей, справедливо полагая, что вход в храм должен быть открыт в любое время. Смело шагнув под арку, Всеслав очутился на широкой открытой площадке. Священные дубы ровным кольцом обступали вершину холма. А в конце поляны прямо напротив входной арки в небо устремлялся прозрачный купол храма. И стены, и купол, и даже шпиль были выпол-нены из специального хрустального стекла, по прочности не уступавшего металлу. Вни-мательный взгляд мог заметить тонкие почти невидимые титановые колонны и фермы, удерживающие конструкцию. Но на человека, впервые попавшего в это место, хрусталь-ный храм производил неизгладимое впечатление. Словно сверкающий на солнце про-зрачный кристалл, оброненный божеством на землю. По обе стороны от входа возвыша-лись мраморные статуи богов. Всеслав вспомнил, что розовый мрамор привезли с Земли, на Голуни не было горных пород биогенного происхождения.
У самого входа стояли Перун и Лада. Грозный взгляд громовержца был направлен прямо на приближавшегося к Храму человека. На плече Перуна восседал ворон, в десни-це у бога был боевой топор. Изваяние излучало силу и буквально светилось энергией, не-вольно заставляло задуматься о величии неба и Вселенной. Вспомнилось, что оформле-нием этого храма занимался сам великий Михайленко. Знаменитый скульптор до конца жизни считал эти скульптуры самыми лучшими своими работами. Статуя Лады в проти-воположность грозному образу Перуна дышала любовью и нежностью. Скульптор вло-жил в свой труд всю душу, изобразив идеал Женщины, подруги и матери. Правая рука Лады открытым приглашающим жестом была простерта вперед. А левую богиня держала на слегка выступающем животе. Было заметно, что богиня беременна. Рядом с Перуном и Ладой выстроились Стрибог, Велес, Мокошь, огненосный Смаргл, Ярило, Святобор. Взгляд Всеслава приковала к себе крылатая дева Магура. Воинственная дочь Перуна стояла, распростерши могучие крылья, готовая взлететь, воспарить над миром. Золоти-стые волосы богини выбивались из-под железного шлема, стройную девичью фигуру об-легала кольчуга, на поясе висел меч. В руках Магура держала чашу в виде черепа. Сила таланта художника была такой, что казалось, через секунду изваяние оживет и шагнет на-встречу человеку. Или это Богиня сама иногда оживляет свою скульптуру? Всеслав скло-нил голову перед Магурой и, резко выпрямившись, шагнул под купол Храма.
Прямо перед вошедшим возвышался Сварог. Седовласый бог стоял, опираясь на увитый тонким растительным узором железный посох. Кузнец, Сеятель, Творец, Строи-тель был одет в простую длиннополую рубаху, на поясе висел тяжелый прямой меч, глаза бога светились крупными небесной синевы сапфирами.
Всеслав замер перед статуей божества. Исчезли все мысли, освободившийся рассу-док заполнило ощущение безмятежного вселенского спокойствия. Сама атмосфера Храма смывала с души все мелкие грязные проблемки, освобождала от бытовых оков и дрязг, наполняла сердце молящегося светом и чистой мудрой силой. За хрустальными стенами Храма била жизнь, колыхались ветви священных деревьев, в небе светило солнце, одно из многих солнц даривших свет Руссколани. Но здесь перед ликом Сварога время останови-лось, свернулось в кокон, отступило, подчиняясь воле творца. Здесь были только Бог и человек, ни что не могло помешать их разговору.
К замершему в безмолвной молитве Всеславу неслышно подошел высокий крепкий старик. Сибирцев вздрогнул от легкого прикосновения к плечу и резко повернулся к че-ловеку.
- Давно тебя не было видно, Всеслав – с легкой улыбкой произнес волхв. Его длин-ные седые волосы скреплял на лбу простой кожаный ремешок, усы и окладистая борода окаймляли волевое лицо. Длинная белая рубаха украшенная вышивкой была стянута ши-роким поясом с кованой железной пряжкой.
- Приветствую, Велемир – Всеслав вежливо поклонился священнослужителю.
- С чем пожаловал?
- Не знаю, что-то в душе кольнуло – развел руками Всеслав – потянуло сюда, я и пришел.
- Кольнуло, говоришь, – в глазах Велемира мелькнула тень – просто так Он к себе не зовет. Значит, что-то случилось. Пойдем, пройдемся, может, что и придумается.
Они молча вышли из Храма. Велемир шел легкой пружинистой походкой. Не смот-ря на свои 146 лет, волхв был крепок телом и сохранял ясный рассудок. Всеслав помнил, как два года назад Велемир одной рукой поднял за шкирку и спустил с храмового холма христианского миссионера, припершегося со своими проповедями прямо на празднова-ние Масленицы. Первым молчание нарушил Велемир.
- Всеслав, тебя учили в школе истории?
- Да – ответил тот, пытаясь понять, к чему клонит волхв. Велемир ни когда не бро-сался словами просто так. Он всегда вкладывал в свою речь два или три смысла, а то и больше, в зависимости от интеллектуального уровня собеседника.
- Плохо учили. Что привело людей в двадцатом веке ко Второй Мировой Войне?
- Германия рвалась к реваншу, пришедшие к власти нацисты стремились подчинить Европу, создать новую империю – Всеслав усиленно пытался вспомнить школьные уро-ки, это и был урок, урок для одного ученика – а в тоже время Япония планировала рас-ширить свои владения и обрести независимость от экспорта сырья.
- Ты говоришь как школьник на уроке – хмыкнул Велемир, словно прочитав мысли собеседника – А на самом деле. Что привело к войне?
- Немцы стремились к господству в Европе, - Всеслав задумался, вопрос был с под-вохом – Британия и Франция хотели уничтожить Советский Союз руками Германии, а Союз под шумок возвращал свои западные земли.
- Молодец, думать умеешь – похвала была сомнительной – думай дальше.
- В мире не было, сколько ни будь, крупных военно-политических блоков – Всеслав остановился, почувствовав что, нашел ниточку, и эта ниточка странным образом касается сегодняшних событий – Все государства стремились к своим целям, старались решить свои проблемы за счет соседа.
- Все и всегда стремятся к своим целям, все стараются подставить соседа – волхв поднял с земли сосновую шишку и погрузился в ее разглядывание, не обращая внимания на собеседника.
- Ни кто тогда не думал, что война затянется. В мире господствовала идея блицкри-га, быстрого молниеносного наступления.
- Это распространенное заблуждение. А кто победил в мировой войне? – Велемир отбросил шишку в сторону, разом потеряв к ней интерес.
- Это всем известно, – Всеслав невольно поежился под пристальным взглядом вол-хва – Советский Союз и Соединенные Штаты.
- Ты серьезно так думаешь!?
- США разгромили японцев, а Россия Германию – Всеслав пожал плечами – извест-ный факт, остальные союзники только отстояли свою независимость.
- Ты серьезно считаешь, что победу ценой в 25 миллионов жизней плюс значитель-ные материальные потери и внешний долг можно считать победой? Сейчас легко гово-рить, что надо было и что не надо было делать, но наши предки потеряли в той бойне больше, чем получили. И в итоге потерпели поражение в Первой Холодной Войне – Ве-лемир поднял палец.
- Но они отстояли свою страну – перебил Всеслав.
- Верно, но своих целей не добились, вместо одного противника получили другого. Единственным победителем в той войне были Американцы. Только США получили все, что планировали.
- Стоп, стоп – Всеслав словно сбросил с глаз пелену, до него начал доходить смысл слов Велемира – Американцы не понесли больших потерь, избавились от основных кон-курентов, получили контроль над основными стратегическими пунктами Земли и, вдоба-вок, стали богаче, чем до войны.
- Наконец-то понял, - Велемир удовлетворенно пригладил свою бороду.
- А теперь, какого черта вы лезете на Риону!? – волхв резко перевел разговор на но-вую тему. Всеслав чуть не поперхнулся. Дело приобретало интересный оборот, волхв знал гораздо больше, чем ему полагалось. «Не ужели утечка?» - промелькнула шальная мысль.
- Какая Риона? Первый раз слышу – Всеслав быстро взял себя в руки и начал осто-рожно прощупывать собеседника. Разговор становился интересным.
- Известно какая, там, где вы потеряли крейсер. Заштатная безжизненная планетка в секторе Леонид – Велемир с легкой саркастической улыбкой на губах рассказывал то, что знали не больше двух десятков человек во всем княжестве. Даже сотрудники отдела спец. операций отобранные Всеславом для этой экспедиции пока не знали куда летят.
- Откуда ты знаешь? Эта информация считается секретной.
- Вот именно, считается! Конспираторы хреновы! Война идет второй день. Флот и армия спокойно собираются на границе. А в тоже время в тылу концентрируется ударная группировка четвертого флота. Формируется группа армий, Ворон носится по всей Голу-ни, собирает силы. Два элитных штурмовых корпуса готовятся к экстренной переброске, люди уже грузятся на транспорты. Зная твоего отца, несложно предугадать: куда он на-правит этот ударный кулак.
- Велемир, ты почти верно просчитал ситуацию – сдался Всеслав – мы готовим рейд против передовых баз догонов.
- И для этого надо в спешке собирать тыловые эскадры, когда основные силы, пол-ностью готовые к бою спокойно сидят на своих базах. Врать не умеешь – неожиданно сделал вывод Велемир.
Всеслав молчал. Крыть было нечем. Если Велемир сделал такие выводы, значит то-же самое, под силу любому хорошему аналитику. Подготовку к крупномасштабной ар-мейской операции почти не возможно скрыть от посторонних глаз, но можно засекретить цель операции и точку удара. Всеслав понял основную ошибку штаба: не была запущенна ложная информация о предполагаемой цели четвертого флота и группировки «Самум». Крамолин забыл включить режим «Информационной завесы», когда через средства мас-совой информации передаются всевозможные, противоречивые прогнозы и оценки ана-литиков, специально допускаются утечки якобы секретных сведений, распускаются сплетни. То есть создается мутная волна, захлестывающая сознание обывателей и со-трудников конкурирующих спецслужб, надежно скрывающая истинные причины и цели. Велемир воспользовался ошибкой СГБ и сделал правильные виды. Проблема в том, что аналогичные выводы мог сделать не только Велемир.
- Так чем привлекает Вас эта планетка? – повторил вопрос волхв – незачем отве-чать, и так вижу.
- Велемир, ты думаешь, что ситуация складывается, как перед Второй Мировой? - ответил вопросом на вопрос Всеслав, переводя разговор на безопасную тему.
- Делай выводы сам – Велемир присел на корточки перед ручейком, преградившим им дорогу, и погрузил руки в воду – посмотри на этот мир, на эту планету. Разве она не прекрасна?
- Да, Голунь прекрасная планета. Мы сделали ее такой.
- И ни кто нам не помог ни друзья, ни союзники, ни инопланетные клады. Только руки и разум человека – медленно проговорил Велемир и, резко поднявшись, быстрым шагом направился к храму. Всеслав задумчиво посмотрел вслед удаляющемуся волхву и, тяжело вздохнув, направился вниз к стоянке. Разговор был окончен, правда, вопросов появилось больше чем ответов.
На следующий день перед обедом Всеслав собрал свою группу. Специалисты не да-ром ели свой хлеб. Научники установили что «Ночной гость» имел коатлианское проис-хождение, факт неоспоримый, а оперативники смогли восстановить хронологию события по секундам. Заодно был подготовлен информационный пакет по истории взаимоотно-шений с коатлианцами. На основе анализа журналов пограничных кораблей и астростан-ций был определен вектор вхождения шпиона в планетарную систему и его маршрут. Сделаны осторожные предположения о возможной цели шпиона. Но все эти предвари-тельные версии проходили по разряду ненаучной фантастики, Всеслав это прекрасно по-нимал. Подготовив и отправив Князю отчет, Сибирцев поблагодарил коллег за проделан-ную работу. Затем он предложил Старинову и Дубинину принять участие в экспедиции против догонов. После недолгих раздумий они согласились и были немедленно отправле-ны по домам, собираться в дорогу. Разумеется, с обоих предварительно была взята под-писка о неразглашении тайны.
Решив все организационные вопросы и доложившись, Крамолину Всеслав с чувст-вом выполненного долга отправился домой. До отлета оставалось всего восемь часов.
Дома его ждал прощальный ужин. Прилетели мама и младшая сестренка Всеслава Млава. Родные давно привыкли к неожиданным командировкам, прекрасно понимая, что для мужчины работа значит больше чем дом и семья. Вечер прошел в спокойной непри-нужденной обстановке, Всеслав шутил и рассказывал забавные истории из своей жизни, Милана не отставала от мужа. На этот раз ни кто им не помешал, все прошло тихо, по-домашнему, только позвонил отец пожелать счастливого пути. А ровно в полночь Все-слав взял свой чемоданчик и, не прощаясь, вышел из дома. Через пару минут рядом с ним опустился флаер и, забрав пассажира, улетел в сторону военного космопорта.

Великий Князь Бравлин сидел в рабочем кабинете и рассеянно слушал доклад ми-нистра экономики. Недовольное выражение лица ясно говорило, куда должен идти док-ладчик вместе с финансовым положением компании «Транс Галактика» и склоками про-мышленных корпораций. Мысли Князя витали где-то в облаках. Операция «Самум», пе-реброска флота на периферийные рубежи, военное положение на пограничных мирах полностью поглощали внимание, не давая сосредоточиться на других проблемах. Тем бо-лее, Коатлианский посол добивался срочной аудиенции, встреча должна была состояться через час. Оставалось только гадать, о чем он хочет переговорить. Неизвестной перемен-ной была реакция коатлианцев на недавний перехват их нефа-шпиона. Министр, закончив доклад, выскочил из кабинета провожаемый пожеланием успешной работы, что само по себе было странным, так как ни какого решения принято не было.
«Все, можно переключиться на Догонский вопрос» – Бравлин потянулся в кресле, разминая затекшие мышцы. Вчера он лично присутствовал на виртуальном внеочередном собрании Всемирного Совета. Удалось добиться признания Рионского конфликта внут-ренним делом Руссколанского Княжества с вытекающим отсюда невмешательством со-юзников. Добиться такого решения было не легко: Парижская Конференция обязывала все человеческие государства при первых же признаках опасности объединять свои силы для отражения внешней инопланетной угрозы. И нейтралитет земных государств в этом вопросе был выдающимся дипломатическим успехом. Правда Евразийская Федерация перебрасывает флот к границам догонского сектора, но с этим ни чего не поделаешь, Новгород всегда был самым близким союзником и никогда не отказывал в разумной под-моге. Со своей стороны Руссколань ни когда не оставляла в беде бывшую метрополию. Оба русских государства всегда выступали единым фронтом.
Но это вчера, а сейчас у Бравлина было ровно 45 минут, чтобы подготовиться к встрече с коатлианцем. И приведя себя в уравновешенное состояние психики, князь за-нялся комплексом аутогенной разминки.
Встреча состоялась в большом кабинете с глазу на глаз. Это помещение, в основ-ном, использовалось именно для деловых встреч, брифингов, переговоров с дипломатами. Обстановка кабинета была призвана производить подавляющее воздействие на посетите-ля. Массивный стол мореного дерева, увенчанный мощной надстройкой комп-модуля. Кресло с высокой спинкой на небольшом возвышении, зрительно увеличивающее фигуру хозяина кабинета, приземистые кресла для посетителей. Стены, увешанные флагами и герб Великого Княжества, украшавший стену за спиной князя, сокол, распростерший крылья на фоне созвездий. Правую стену кабинета занимали тридцать семь циферблатов. Один из них, расположенный ближе к князю, показывал стандартное земное время, ос-тальные часы шли по времени планет входящих в состав княжества Руссколань. Все про-изводило неизгладимое впечатление величия и превосходства. Но самое главное было не-заметно и тщательно замаскировано, это комплекс «телохранитель», незримо занимавший весь кабинет. При малейшей опасности стол превращался в защитный кокон и провали-вался под пол вместе с владельцем, а кресла надежно фиксировали визитеров по команде князя или следящих датчиков, замаскированных в стенах и элементах обстановки.
Коатлианский посланник, пройдя массивные узорчатые двери кабинета, направился напрямик к возвышению, занимаемому князем, и остановился напротив, не доходя десять шагов.
- Приветствую, Вас, благородный Гремидерг. Как поживают Ваши достойные дети? – транслятор разразился громким щелканьем коатлианского приветствия.
- И Вам желаю наилучших пожеланий. Пусть множатся ваши достойные дети – с легким поклоном ответствовал Гремидерг.
- Прошу, присаживайтесь. Поговорим о ваших делах, с которыми вы посетили мой скромный дом.
Коатлианец с достоинством занял гостевое кресло. Его тщедушное тело полностью утонуло в кресле но, несмотря на кажущуюся комичность своего положения, он сохранял внешнее достоинство. Родная планета Гремидерга имела тяготение всего 0.54g, и посто-янное ношение гравикомпенсаторов добавляло неловкость его движениям. Рост посла со-ставлял всего 1.4 метра, костлявое худосочное тело скрывал блестящий облегающий ком-бинезон, одновременно выполнявший функции универсального комплекса жизнеобеспе-чения.
- Уважаемый Бравлин, я имею важное поручение моих собратьев и имею цель его выполнить – огромные птичьи глаза коатлианца испытывающе смотрели на Бравлина.
- Пожалуйста, рассказывайте, в чем состоит ваше поручение. Я слушаю.
- Моим собратьям стало известно, что недостойные монстры, называемые вами до-гонами, осмелились напасть на вас. Мы имеем намерение, помочь Великому Княжеству в устранении с лица вселенной догонской мерзости. Наши боевые эскадры готовы вторг-нуться в догонский сектор и очистить его звездной плазмой от монстров.
- Я рад принять дружескую помощь, - Князь задумчиво погладил подбородок – но это мелкое столкновение не стоит того, чтобы обращать на него внимание и тем более мы хотим только наказать агрессора, не доводя дело до глобальной войны.
- Ваша раса плохо знает сведения о догонах. Они вышли в космос тысячи лет назад и с тех пор ведут непрекращающиеся войны. Пауки уничтожают все слабые цивилизации. Они пытались напасть на нас, но понесли разгром.
- Давно это было?
- Да, около 500 лет по вашему времени. Мы не смогли уничтожить эту мерзкую ра-су.
- Возможно, они стали умнее. Как нам известно, после того случайного столкнове-ния противник еще не вторгся в наше пространство и невидно никаких следов подготовки к войне – князь понял, что собеседник знает больше, чем говорит. Следовало дать ему шанс проговориться.
- Вы не мочь знать изуверскую хитрость догонов. Они специально готовят вашему флоту ловушку у звезды ЕН 8243. А, уничтожив сильнейшие корабли, вторгнутся на планеты всеми силами. Мои собратья имеют Великий Долг помощи врагам догонов, – в подтверждение своих слов Гремидерг хлопнул в ладони, что у коатлианцев означало го-товность к немедленным действиям.
- Я искренне благодарен Вам и Вашим собратьям – при этих словах князь Бравлин церемонно поклонился - Но наши законы не позволяют, открыто принимать военную помощь от внеземной расы, тем более, если нет явной угрозы вторжения на планеты зем-лян. Я вынужден отклонить Ваше предложение, глобальная война с участием нескольких цивилизаций не входит в наши планы.
- Вы желаете умереть?
- Нет, мы хотим добиться мира на наших условиях, наказать противника, не унич-тожая его.
- Это благородное желание. Я понял вас. Мы будем помогать не открыто, и в знак нашего противодогонского союза мои собратья дарят вам полнокомплектную карту До-гонского сектора – Гремидерг извлек из одного из многочисленных карманов своего кос-тюма информ-кристалл и положил его на столик.
- Я благодарен Вам за Ваш подарок, он поможет в догонской войне.

Аудиенция давно закончилась, Бравлин Яросветович сидел в большом кабинете, подперев голову могучим кулаком. Чертов коатлианец знал слишком много. Придется учитывать и эту проблему. «Проклятье, всем нужна Риона, и нам, и догонам, и союзни-кам, еще и коатлианцы объявились. Всем надо, и я не знаю, что именно». А тем време-нем, боевые эскадры уже собрались в точке рандеву и готовы идти к Рионе.
_________________
Расизм это как негр - его не должно быть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Гракс Д'Сном
Ветеран Клуба


Зарегистрирован: 23.03.2003
Сообщения: 1697
Откуда: Север

СообщениеДобавлено: Ср 18 Май 2005, 22:23    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Хм. Не лишено. Зачитался, отвлекся от всего. Спасибо icon_confused.gif
_________________
Просвистело...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Барон Фон Тар
Oberst-writer


Зарегистрирован: 23.12.2004
Сообщения: 597
Откуда: Одесса

СообщениеДобавлено: Чт 19 Май 2005, 14:39    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

весьма и весьма, солидарен с Граксом, затягивает! good.gif
_________________
спецназ - он и в Африке (Северной) спецназ.
капитан Ольгерт Зельц.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Лорд Ёзанас (Доктор)
Ветеран Клуба


Зарегистрирован: 18.09.2002
Сообщения: 1528
Откуда: Санкт-петербург

СообщениеДобавлено: Пт 20 Май 2005, 13:01    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Спасибо, отлично закручено!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Дим
Oberst-writer


Зарегистрирован: 11.08.2004
Сообщения: 3405
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт 20 Май 2005, 17:34    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Лорд Каммерер, Класс icon_exclaim.gif good.gif good.gif good.gif Это ж надо такой подарок к выходным - и Ваша работа, и Леди Айрин icon_eek.gif
_________________
Прощайте и здравствуйте, как всегда...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Лорд Каммерер
Oberst-writer


Зарегистрирован: 19.11.2002
Сообщения: 6262
Откуда: Приреченск

СообщениеДобавлено: Пт 20 Май 2005, 17:46    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Да какой к черту подарок. Этой теме уже сто лет в обед. Если честно, начал "Риону" года 3 назад, но сначала одно, потом комп сгорел вместе с куском романа. Потом забросил. Только сейчас вспомнил эту тему и потихоньку прочищаю правлю текст.
_________________
Расизм это как негр - его не должно быть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Дим
Oberst-writer


Зарегистрирован: 11.08.2004
Сообщения: 3405
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт 20 Май 2005, 17:47    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Лорд Каммерер, Три года! icon_eek.gif И Вы скрывали icon_sad.gif
_________________
Прощайте и здравствуйте, как всегда...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Лорд Каммерер
Oberst-writer


Зарегистрирован: 19.11.2002
Сообщения: 6262
Откуда: Приреченск

СообщениеДобавлено: Пт 20 Май 2005, 20:57    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

3.
Славомир бежал по коридору. Стены извивались, изгибались, перекручивались, тя-нулись километрами проводов. Черный, красный, белый, опять черный. Цвета перемиги-вались, загорались и гасли, превращались в какофонию звуков, прилипали к языку феери-ей вкусов, взрывались фонтаном огня. Славомир мчался вперед, надо успеть, успеть, ус-петь. … Надо во что бы ни стало добежать. В запасе всего 26 секунд. Но что-то измени-лось, мелькнуло крылатой тенью, коридор сжался, запеленывая Славомира в тесный ко-кон спасательной капсулы. И все кончилось.
В каюту вливался мягкий свет из полуоткрытой двери. Врач стоял у кровати и оза-боченно смотрел на своего пациента.
- Проклятье. Фу, к чертовой матери, великий космос, опять то же самое. Доктор, не знаю, помогите, как ни будь, сделайте, что ни будь, опять тот же сон.
- Подожди, Славомир, успокойся. Это только сон. Все успокоился? Рассказывай.
- Хорошо, это то же самое, каждую ночь я бегу по бесконечным коридорам они из-виваются как змеи, светятся огнем. Я бегу между этих мигающих стен, я должен успеть. Куда не знаю, но это важно. Я спешу изо всех сил, понимаете, Вячеслав Добрыневич, но не успеваю и просыпаюсь.
- А что ты делаешь в самом конце сна?
- Как что, просыпаюсь! Нет, постой, я попадаю в капсулу, обычную спасательную капсулу. И еще, только что вспомнил: 26 секунд, я должен что-то сделать, куда то попасть за 26 секунд. Доктор, Вы не знаете, что это? Почему именно 26 секунд?
- Говоришь, что тебе отпущено всего 26 секунд. - Вячеслав Добрыневич озадаченно потер переносицу – Ладно, попробуем. Капитан первого ранга Прилуков, что Вы можете рассказать о вашем последнем бое?
- Я мало что помню. Мы вошли в систему, сбросили скорость, вышли на орбиту Рионы. И тут появилась догонская эскадра: 8 крейсеров, 14 эсминцев. Они прятались в те-ни третьей планеты, и наши локаторы их не засекли. Вячеслав, они шли боевым пеленгом! Проклятье, 8 крейсеров против моего рейдера и пары фрегатов! А дальше… дальше не помню, как ножом отрезало. Очнулся на «Скором» в мед. отсеке. Вот и все.
- Успокойся, ляг. Славомир, попробуй вспомнить, Что ты делал после сигнала тре-воги.
- Так, боевую тревогу пробили сразу после появления противника. Я был на вахте, поднял катера, «Надежного» я оставил с транспортами, сопровождать на отходе. Сам по-шел вперед, «Скорый» и катера были со мной, прикрывали с флангов. А вот бой не пом-ню, хоть убей. «Как тебе рассказать, врачишка, про пронзительный вой сирены громкого боя, холодящий кровь, вжимающий в коконы боевых постов, заставляющий жить только длинными тягучими секундами сражения. Откуда тебе знать рев тяжелых «Полканов» и «Драконов» стартующих с ангарной палубы тяжелого крейсера. Ты только читал в своих справочниках, о всепоглощающем чувстве всемогущества, возникающем при киберкон-такте с корабельным мозгом. Это непередаваемое ощущение единства с могучим орга-низмом крейсера и с каждым членом экипажа»
- Это то, что ты помнишь. А сейчас я расскажу, как все было – Вячеслав Добрыне-вич бесцеремонно прервал размышления Славомира Прилукова – Вы оставили транспор-ты с «Надежным», выпустили катера и пошли в атаку. Но было еще одно – врач поднял вверх палец, акцентируя внимание на своих словах – Вы, Славомир Владимирович, ката-пультировали весь экипаж «Микулы» и замкнули на себя корабельный мозг в режиме «один на один», это не возможно выдержать, но вы выдержали целых 26 секунд. Целых 26 секунд прямого контакта со сверхмощным электронным мозгом. Потом вы катапультиро-вались, капсулу подобрал фрегат «Скорый», вместе с вами был бортовой журнал.
- Значит, вот как оно было… - Славомир сморщился, вспоминая события двухне-дельной давности. И вспомнил! Память хлынула потоком, бурной горной рекой сметая все на своем пути, расчищая свое русло, затапливая чистой хрустальной водой провалы небы-тия и беспамятства. Он вспомнил все.
Страшные мгновения, когда на экранах появились корабли, выскочившие из-за третьей планеты, один, второй, третий… восемь крейсеров и четырнадцать эсминцев. До-гоны. Люди не растерялись, четкие команды, точные действия экипажей, вой сирены громкого боя. Транспорты начали отходить в сопровождении «Надежного», «Микула» выпустил катера и пошел наперерез вражеской эскадре, «Скорый» держался рядом. Они должны были погибнуть в неравной дуэли, шансов на спасение не было, но ни кому и в голову не пришло, уйти на полном ходу и бросить беззащитные тихоходные научные суда на произвол судьбы. Фрегат и часть катеров еще имели мизерный шанс выжить, но крей-сер принял свой последний бой, все 48 человек экипажа это прекрасно понимали. Спеле-натые в коконы боевых постов, включенные в единую корабельную инфосистему кибер-контакта, они хотели только одно – дать транспортам шанс уйти, и подороже продать свои жизни.
Капитан первого ранга Славомир Прилуков принял решение. Он принудительно ка-тапультировал экипаж и, сорвав, разблокировав все предохранители, подключился к «моз-гу» напрямую, без адаптера, один на один, слился с кораблем в одно существо. Он должен был погибнуть, умереть от кровоизлияния в мозг, через 5-6 секунд прямого контакта. Но не умер. Что-то помогло ему выжить, устоять на краю: может скрытые доселе способно-сти, а, скорее всего, отчаянье и боевая ярость, желание любой ценой спасти своих людей.
Яркая вспышка пронзила мозг, больше не был командиром корабля, он сам стал ко-раблем. Тяжелый крейсер-рейдер «Микула Селянович» межзвездный странник, один из сильнейших кораблей, созданных людьми. Могучий непобедимый гигант, построенный, чтобы выжить и вернуться домой из любой передряги, способный вырваться даже из мертвого царства нави. Всем телом и сознанием ощущалось гудение перегруженных гене-раторов, чувствовалось предельное напряжение силовых щитов, поглощавших смерто-носные импульсы. Всем телом ощущалась отдача от выстрелов корабельных импульсато-ров, вибрация от торпедных залпов. Строй вражеской эскадры расколола вспышка, один крейсер не выдержал очередного залпа и растворился в ослепительном пламени ядерного распада. В четверти астроединицы от «Микулы» катера добивали догонский эсминец. Еще взрыв и еще один: торпеды взорвали вражеские крейсер и эсминец. Нестерпимой болью в сердце отозвалась гибель «Полкана», распыленного на атомы прямым попаданием. Моего катера, моего младшего собрата, связанного со мной незримой нитью родства. Генераторы ревели от перегрузок, чувствовалась боль в поврежденном корпусе, пробитая обшивка, искореженные переборки. Боль гибнущего корабля.
Что-то мягко ударило по голове, насильно с корнем вырывая Прилукова из дружеских объятий крейсера и все… только, пробившийся сквозь беспамятство, толчок стартовых двигателей спасательной капсулы. Очнулся он в мед. отсеке «Скорого». Он был здоров, тренированный организм космофлотца быстро справился с последствиями нервного ис-тощения, но осталось ощущение пустоты, и какой-то оторванности от мира сего и еще эти странные повторяющиеся сны. Это длилось целых две недели, а теперь вернувшаяся па-мять заполнила все провалы сознания, вылечила, восстановила покалеченную психику Славомира. Наконец-то он вернулся к жизни. Когда Прилуков завершил свой рассказ, Вя-чеслав Добрыневич довольно потер ладони.
- Ну вот, и хорошо. Говорите, что все в норме? Дурные мысли исчезли? Это же пре-красно! Я с тобой, сколько времени бьюсь, почти неделю. А ты сам сумел справиться. Одевайся, пошли в мед. отсек, еще разок тебя посмотрим и все. Пойдешь к Кромлеву, он очень хочет тебя видеть.
- Кромлев? Он здесь? На «Рынде»?
- Да, Командует ударной группой, они идут на Риону.

Славомир покинул медицинский отсек в приподнятом настроении, врач целый час изучал организм и психику космолетчика на своей мудреной аппаратуре и не нашел ни каких отклонений, вердикт однозначен: здоров как бык. Последние две недели он провел в полусне, лишь механически отмечая изменения окружающей обстановки. Сейчас Славо-мир как будто проснулся. Окружающая его обстановка избавилась от мертвой статики, окрасилась всеми цветами жизни.
Ранее почти безлюдная астростанция «Рында-14» сегодня напоминала муравейник. Вчера начали прибывать первые эскадры Рионской группировки. Переходы, коридоры, отсеки станции бурлили множеством людей: космонавты, солдаты, техники. Все куда-то спешили, торопились, половина причалов были заняты, интенданты сбились с ног, разме-щая эту массу людей, вереницы роботов перетаскивали бесчисленные грузовые контейне-ры и ящики с оборудованием. Могучий организм четвертого флота запасался всем необ-ходимым перед боевой операцией. Из-за спешки многие суда пришли с неполным бое-комплектом, полупустыми топливными танками, неготовые к походу. Экипажи кораблей торопились еще раз проверить и перепроверить технику, пополнить судовые запасы, топ-ливо, снаряжение, боекомплект, скомплектовать тысячи вещей необходимых в рейде. Славомир случайно услышал по дороге что, пришедший сегодня с Винетты ударный ка-тероносец «Королевец» имел некомплект штурмовиков и дожидался транспорта с катера-ми, вышедший с Голуни черт знает когда. Когда Прилуков проходил по пятому уровню, из динамиков системы оповещения раздался серьезный молодой голос: «Экипажу крейсе-ра «Маршал Жуков» собраться на корабле. Повторяю, космофлотцам с «Жукова» срочно на корабль».
Славомиру была хорошо знакома эта шумная, веселая обстановка армейской нераз-берихи. Нормальная суета перед дальним походом. Наконец он протолкался к командной рубке астростанции. Дверь моментально открылась, стоило Славомиру Прилукову при-коснуться к ней идентификационной полоской на рукаве. Значит, его фамилию заранее внесли в список допускаемых в святая святых станции. В рубке перед, занимавшей всю стену, объемной картой сектора оживленно разговаривали старый сослуживец Прилукова адмирал Кромлев Ратибор Святославович и незнакомый полковник спецслужб, высокий широкоплечий коротко стриженый блондин.
- А вот и наш герой, – лицо Кромлева озарила широкая улыбка – Выкарабкался?
- Капитан первого ранга Прилуков по Вашему распоряжению прибыл – Славомир вытянулся по стойке смирно.
- Вольно, офицер, – лицо адмирала стало серьезным - Вы назначаетесь старшим по-мощником командира тяжелого крейсера «Илья Муромец», корабль подойдет к станции через четыре стандартных часа. Затем переходите в распоряжение командира рейдера ка-питана первого ранга Вадима Станиславовича Явлинова, приказ о назначении уже гото-вится.
- Я знаком с ним. Вместе служили.
- Вот и хорошо, Славомир.
- Подожди, Ратибор, не рано ли, – вмешался СГБшник – может лучше дать отдых, после такого….
- Всеслав Бравлинович, - голос Кромлева звучал резко – я знаю этого человека два-дцать лет и доверяю ему как самому себе. В сражении у Вейписа он был штурманом на моем «Светозаре».
- Хорошо, ты командующий флотом и это твой человек, твое право – полковник смущенно пожал плечами. – Простите, Славомир Владимирович, я не представился. Си-бирцев Всеслав Бравлинович личный представитель князя на этом фронте – офицеры об-менялись рукопожатием.
- Какова цель операции? К чему готовить корабль и экипаж?
- Вот слова настоящего солдата – Кромлев кинул победный взгляд на Сибирцева. – Через 8 дней флот и десантные эскадры идут к ЕН-8243. Наша цель, уничтожить все силы догонов в системе, обеспечить высадку десанта на Риону и защищать планету от любых попыток вторжения.
- Я готов.
- Прекрасно, разрешаю идти.

Когда входная дверь закрылась, выпуская Прилукова, адмирал повернулся к Сибирцеву.
- Всеслав, пойми, эта проклятая спешка, наша вечная неготовность. На кораблях не-комплект экипажей. «Стремительный» пришел с половиной личного состава, восемь че-ловек вместо четырнадцати. Люди прибудут на транспорте с Высокой Радуги за день до похода. На «Королевце» и «Озерске» не скомплектованы катерные группы. «Полканы» везутся отдельным транспортом. И так везде. Мой штаб вместо планирования операции занят исключительно снабжением и комплектацией. Треть транспортов и танкеров ис-пользовано для доставки кучи всякого дерьма на «Рынду», хотя корабли должны были быть полностью скомплектованы и подготовлены еще на своих базах. Мы опять не готовы к войне.
- Успокойся, Ратибор, ты прекрасно понимаешь, так гораздо быстрее. Чем быстрее мы ударим, тем меньше времени у противника подготовить оборону. Догонам достаточно двух декад, что бы построить и оснастить орбитальный форт – Всеслав дружески похло-пал Кромлева по плечу. – Они готовят оборону, и время играет против нас.
- Но почему нельзя было подготовиться до войны? Мудрилы в правительстве посто-янно экономят деньги на армию. Они каждый год режут наш бюджет.
- Ты прав, к сожалению. Флот и спецслужбы получают гораздо меньше чем надо.
- Твой отец прекрасный человек, понимает ситуацию. Но его министры рвут одеяло на себя, они забывают, что народ неспособный прокормить свою армию вынужден кор-мить чужую. Недоношенные идиоты.
- Тебе хорошо так говорить, а попробуй-ка сократить фонд изобилия – съедят с дерьмом, без суда и следствия – заметил Всеслав. При этих словах оба расхохотались, жи-во представив себе эту картину.
Разговор прервал вызов коммуникатора – господин адмирал, на связи катероносец «Светоград», срочный вызов.
- Включайте – Кромлев повернулся к пульту связи.
- Ратибор Святославович, - на мониторе возникло изображение командира корабля – вышел из строя реактор, иду на половине мощности, должен подойти к точке рандеву че-рез 27 часов. Для ремонта необходимо тяжелое оборудование.
- На сколько серьезно?
- Вдребезги. Надо менять.
- Высылаю ремонтную базу «Конев». Чистого пространства, Игорь Глебович, и уда-чи.
- Спасибо, адмирал.
Монитор погас. Кромлев медленно поднялся со стула, бросил красноречивый взгляд на Всеслава и разразился потоком чудовищной ругани. Словоизлияние длилось больше пяти минут. За это время адмирал подробно и образно описал моральный облик и образ жизни, а так же ближних и дальних родственников флотского командования, работников службы материального обеспечения и ремонта, членов правительства, своих подчинен-ных, Великого Князя, догонов, союзников, деятелей искусства, работников коммунально-го хозяйства, Всеслава Сибирцева, кораблестроителей досталось всем. При этом его лицо менялось в цвете от красно-бардового до бледного. Всеслав с искренним интересом сле-дил за этим незабываемым действием. Он ни разу не видел своего товарища в таком бе-шенстве.
Наконец Ратибор выдохся и внятно объяснил Всеславу, что замена реактора на ударном катероносце занимает в среднем шесть дней. И вдобавок в наличии всего четыре штуки, на случай ремонта тяжелых кораблей после боя. Обсуждение прервал очередной вызов, на этот раз от начальника штаба, и старым товарищам пришлось засучить рукава и вплотную заняться организацией боевого и походного построения флота, с проработкой всех вариантов. Всеслав старался вникнуть во все нюансы стратегии и тактики, а у Рати-бора было чему поучиться.

4.
Славомир Прилуков закрыл за собой дверь каюты и облегченно вздохнул, наконец-то он остался один. Можно распаковать вещи и завалиться спать. Прошедший день был необычайно насыщен событиями. Славомир присел на кровать, закрыл глаза и постарался вспомнить все, что случилось за этот день. Утро. Сегодня он полностью вспомнил свой бой на «Микуле» и, как говорит врач, это помогло восстановить психику. На самом деле, как будто очнулся после долгого сна. Потом, сразу после медосмотра, разговор с Кромле-вым и новое назначение. Пусть с понижением, но зато иду в бой, а не на тыловую базу, дожидаться приказа, принять новый корабль. А после рейда можно и о новом корабле по-думать. На этот счет Славомир был спокоен: с его послужным списком штаб предоставит первую же вакансию командира тяжелого или, в крайнем случае, ударного крейсера. Хо-рошо, врач дал положительное заключение. Еще этот полковник госбезопасности попы-тался вмешаться, Ратибор молодец, не дал в обиду. Как там зовут этого представителя? Славомир поморщился, вспомнив эту наглую самоуверенную ухоженную физиономию. А-а, Сибирцев - вспомнил. Черт, а не сынок ли это князя? Вроде фамилия, отчество под-ходят. Ну и в Пространство его, обойдемся без высочайшего благословения.
До прихода «Муромца» Славомир успел хорошенько перекусить и согнать с себя семь потов в тренажерном зале. В молодости он был чемпионом Винетты по рукопашно-му бою и до сих пор не терял форму, благодаря постоянным тренировкам. А потом к при-чалу подошел рейдер, и тут началось…. Прилуков довольно потянулся, вспоминая зна-комство с экипажем и кораблем. «Илья Муромец» был родным братом погибшего «Мику-лы», но моложе на три года. Явлинов сильно обрадовался неожиданной встрече и назна-чению на корабль старого сослуживца. В свое время, они вместе служили на фрегате «Грозящий». Молодые лейтенанты, только, только закончившие военно-космическое учи-лище. Только Славомир на Винетте, а Вадим на Голуни. Естественно, они сдружились. Потом судьба разбросала их по разным флотам и эскадрам. Оба получили командование тяжелыми крейсерами. Но товарищи не забывали друг друга, хотя со времени их знаком-ства прошло без малого четырнадцать лет.
Доложившись по форме и затем, обнявшись со старым товарищем, Славомир с ходу окунулся в круговорот внутрикорабельной жизни и быстро познакомился с экипажем. Ва-дим хорошо разбирался в кадровой политике: случайных людей у него не было. Сейчас Прилуков с удовольствием вспоминал незабываемое впечатление, которое произвел на него экипаж. Семьдесят шесть человек, спаянные в крепкий коллектив, прекрасно знаю-щие свой корабль, ставший для них родным домом. Кто-кто, а Славомир это понимал. А кроме экипажа на корабле еще был целый взвод космического десанта. То же следовало учитывать. Постепенно воспоминания затуманились и погрузились в дымку сна.
Всадник мчался на встречу Славомиру. Богатырский конь скакал, высекая копытами искры из камней. Славомир на всякий случай поправил прямой полуторный меч, висев-ший у бедра, и направил своего коня на встречу приближавшемуся незнакомцу. Прилуков чувствовал, как кольчуга мягко облегала тело, тяжесть дубового щита, державшегося на левой руке, говорила: - «Все в порядке». Копье в правой руке качнулось вниз и грозно на-целилось на незнакомца. Приближающийся всадник поприветствовал Славомира взмахом руки. Конь вздыбился и заржал, почувствовав крепкую руку, сжимавшую поводья.
- Славомир – проревел всадник. – Ты воин!
- Кто, ты? – ответствовал Прилуков.
- Ты воин, Славомир, твоя десница держит силу Сварога.
- Кто ты? – Копье выпало из руки, и Славомир неожиданно почувствовал, что сжи-мает рукоятку меча. Льдистое лезвие сыпалось искрами, тяжелый меч, словно сам по себе поднялся, салютуя встречному воину.
- Ты держишь силу Всевышнего, Неназываемого, Славомир, храни ее.
Конь поднялся на дыбы и рванулся в сторону, сбрасывая седока.
Прилуков проснулся в холодном поту: «Вот, черт, ну и приснится». Часы показыва-ли 6 утра. Пора было подниматься и приступать к обязанностям. День предстоял тяжелый и интересный. Явлинов планировал сегодня завершить предпоходную подготовку и пол-ностью снарядить крейсер всем необходимым для долгого рейда. Корабль был в прекрас-ном состоянии, чувствовалось, что он в руках хорошего командира. Но все одно, сегодня ни кто не жаловался на безделье. Весь день Славомир провел в отсеках «Муромца». Рабо-ты хватало. К концу вахты все системы были протестированы и настроены. Реакторы до-вольно урчали на холостом ходу, погреба ломились от корабельных припасов. «Муро-мец», удивительно похожий на гигантскую касатку, стоял у причала готовый в любой момент обрубить концы и исчезнуть в глубоком космосе. В 19:30 по стандартному вре-мени «Илья Муромец» получил приказ идти в боевое охранение базы. Тяжелая девяти-сотметровая туша корабля медленно, вальяжно отошла от причала и, плавно набрав ско-рость, растворилась в пространстве.
Корабль крейсировал в парсеке от «Рынды», обеспечивая патрулирование и ближнее прикрытие базы на время разворачивания основных сил. Несколько крейсеров и фрегатов постоянно крейсировали на ближних подступах к базе, готовые принять на себя первый удар, атакующих флотов врага. Где-то вдалеке дрейфовали клиперы дальнего дозора, обеспечивая дальний периметр безопасности и раннего обнаружения. Изящные, элегант-ные быстроходные корабли, совершенно не приспособленные к серьезному бою, но за то под завязку набитые мощнейшей аппаратурой наблюдения и дальнего обнаружения. «Гла-за и уши» флота.
Славомир захлопнул за собой дверь каюты и, не раздеваясь, рухнул на кровать. Только что закончилась вахта, 8 часов дежурства в боевой рубке крейсера. Прилуков за-крыл глаза и закинул руки за голову. Несмотря на усталость, сон не шел. В мозгу кружил-ся целый хоровод беспокойных мыслей, воспоминания настойчиво лезли в голову. Не-ожиданно Славомир вспомнил, что после того боя так ни разу и не позвонил домой на Винетту. Он раздраженно отмахнулся от назойливых мыслей, но воспоминания снова и снова с маниакальной настойчивостью лезли в голову. Перед Славомиром прошли его друзья по космошколе, сослуживцы, знакомые с Винетты, вспомнилась Ивена. Они мирно разошлись пять лет назад, и Славомир начал забывать, как она выглядит. А тут в мель-чайших подробностях вспомнилась сцена пятнадцатилетней давности.
Космопорт Дубравна. Ночь. Разрывая плотные тяжелые дождевые тучи, на посадку заходит бот с фрегата «Грозящий». Идет ливень. Потоки воды обрушиваются с неба на черный термопласт посадочного поля. Катер заметный только по навигационным огням садится в лучах прожекторов на покрытое лужами летное поле. Струи воды хлещут по обшивке. Маленький кар пристыковывается к люку. Славомир и ещё три космофлотца с «Грозящего» забираются в кар и маленькая машина, разбрызгивая лужи, мчит к зданию космопорта. Сквозь косые струи дождя виднеется ярко освещенное здание, тяжелые тучи затянувшие ночное небо. Космопорт быстро приближается и полностью заполняет собой лобовое стекло машины. Пахнет свежестью. В нос ударяет целая феерия ароматов. Сла-вомир почти забыл этот мир запахов за время, проведенное в стерильной атмосфере ко-рабля. Кар влетает в приветственно открытый портал и замирает. Через минуту космонав-ты входят в центральный холл.
Славомир невольно поморщился, после феерии дождя, омывавшего летное поле, в здании было не естественно тихо сухо и уютно. Слишком комфортно. Божественная, очи-щающая стихия дождя была не в силах проникнуть в эту затхлую, уютную нору. Зал был почти пуст. Кибер-уборщики деловито сновали по полу. Несколько человек в ожидании шлюпки на грузопассажирский «Ярослав Лесинский» оккупировали стойку бара. Две влюбленные парочки тихо ворковали у информационного экрана. А у стены, грациозно закинув ногу за ногу, сидела Она. Славомир замер, он смотрел только на нее, на Ивену. Она ждала его, прилетела в космопорт ночью сквозь ливень, чтобы встретить первой. Она встречала его, молодого штурмана, гордящегося своими новенькими лейтенантскими по-гонами и бредящего дальним космосом. Простая девчонка, познакомившаяся полгода на-зад с выпускником космошколы. Они встречались во время нечастых прилетов Славоми-ра, изредка общались по коммуникатору. Обычное, ничего не значащее знакомство.
Ивена поднялась, прижала ладони к груди и бросилась на встречу Славомиру. Этот миг навеки врезался в память во всех деталях. Невысокая слегка округлых чувственных форм шатенка. На щеках румянец от смущения и избытка чувств. Она бежит на встречу, обтягивающий серебристый комбинезон подчеркивает гармоничную девичью фигуру. Молодой парень, сидевший у стойки бара, открыв рот, смотрит на Ивену, совершенно за-быв про свой коктейль и соседа, с которым он только что о чем-то горячо спорил. Мгно-вение, и Славомир захлебнулся, утонул в густых шелковистых волосах, захлестнувших его лицо. Вынырнул, и встретился с восхищенным нежным взглядом зеленых колдовских глаз.
Эта ночь запомнилась в виде несвязанных между собой эпизодов. Они купались в Светлыне. Взявшись за руки, бежали под дождем мокрые насквозь и счастливые. Обнима-лись. Куда-то мчались на бешеной скорости, выжимая из флаера все до предела. Обнима-ли и ласкали друг друга. Целовались под проливным дождем. Дождь словно смыл всю грязь, всю напускную серьезность и ханжеское целомудрие. Они будто родились заново, чистые, непосредственные и свободные от всего лишнего и мешающего хрупкому нежно-му и в тоже время всесокрушающему и поглощающему без остатка чувству Любви.
Через четыре дня Славомир улетел. «Грозящий» уходил на Высокую Радугу. Через три месяца они поженились. А еще через десять лет, точнее девять лет и десять месяцев Ивена подала на развод. Славомир был готов к такому финалу, любовь, вспыхнувшая в ту незабываемую ночь, тихо и незаметно умерла. Так получилось, что Славомир все реже и реже бывал дома. Ни Ивена, ни сыновья, двое озорных мальчишек не могли заменить сво-боду и безграничность дальнего космоса. Жена это слишком хорошо понимала. Прилуков полностью посвятил свою жизнь флоту и в свои 38 лет заслужил репутацию лучшего офицера Руссколанского военного флота, прекрасного специалиста и убежденного холо-стяка.
Тревожные звонки боевой тревоги бесцеремонно прервали воспоминания. Славомир вскочил с кровати и, выскочив из каюты, одним прыжком влетел в люк транспортной сис-темы, по пути ткнув пальцем в пульт управления. Боевые корабли землян пронизывались сложной паутиной автоматической транспортной системы, которая в считанные секунды доставляла людей в любую точку корабля. На случай аварии кораблестроители заложили в конструкцию и обычные пути сообщения: коридоры, шахты, переходы, но военные кос-мофлотцы пользовались ими крайне редко.
Славомир влетел в рубку, прямо в свой кокон. Мягкие, дружелюбные руки кокона заключили старпома в свои объятья, сразу включился прямой контакт с инфосистемой ко-рабля. В мозг хлынул поток информации от центрального компьютера «Муромца». Кли-перы «Берегиня» и «Листопад» засекли три быстроходные среднеразмерные цели идущие курсом на «Рынду-14».
«Отхожу, удерживаю контакт на пределе» - прозвучал в голове уверенный голос ко-мандира «Листопада». Явлинов вел корабль на перехват неопознанных кораблей, кто бы это ни был, их присутствие в районе сосредоточения флота было крайне нежелательным. Сигарообразный гладкий без выступающих за броню выносных элементов корпус «Му-ромца» мелко дрожал от рева маршевых двигателей, крейсер держал «самый полный». Рейдер мчался вперед как гончая или скорее как звездная касатка, кит-убийца, почуявший добычу. Клиперы непрерывно передавали данные с локаторов, наводя крейсер на цель. Три догонских эсминца (клиперы уже классифицировали цели) сохраняли прежний курс, видимо их сенсоры еще не засекли корабли землян, и они летели прямо навстречу тяже-лому руссколанскому крейсеру.
Курс, скорость, текущие координаты, четкие доклады боевых постов - все данные без промедления выдавались прямо в мозг пилотов, ответные мысленные приказы момен-тально принимались корабельным мозгом к исполнению. Экипаж, связанный нитью пря-мого кибер-контакта, действовал как один человек. Артиллеристы были готовы обрушить на противника сокрушительную мощь своих излучателей и торпедных аппаратов, пилоты боевых катеров сидели в коконах управления своих машин и ждали команду на старт. Экипаж рвался в бой. На экранах появились, стремительно приблизились и заняли место в кильватере «Листопад» и «Берегиня». Крейсер мчался вперед. Наконец приборы «Муром-ца» засекли противника. Напряжение погони нарастало. Через несколько тягучих свинцо-вых растянувшихся секунд догоны резко сбавили скорость и повернули, видимо они за-секли «Илью Муромца» и решили отойти.
«Погоня!!!».
Рев реакторов усилился и перешел в тонкий визг, отдававшийся мелкой вибрацией корпуса.
«Форсаж!», «Полный вперед! Самый полный! Выжать все!!!» - Вадима Явлинова ох-ватил охотничий азарт. Силуэты эсминцев медленно приближались. Догоны видимо вы-жимали из реакторов предельную скорость, но дистанция постепенно сокращалась. Труд-но найти корабль способный состязаться в скорости с новейшим руссколанским тяжелым крейсером. Сверхсовременная боевая машина, сочетающая в себе огневую мощь ударного крейсера, скорость фрегата и ангарную палубу катероносца, предназначалась в первую очередь для дальней разведки глубокого космоса и рассчитывалась на одиночный бой с любым возможным противником. Скорость, огневая мощь, энерговооруженность этого корабля на порядок превосходили любой эскадренный корабль любого известного флота. С ним могли конкурировать только корабли одного с ним класса: тяжелые крейсера даль-ней разведки.
Расстояние неумолимо сокращалось. Противник рассыпался веером, надеясь, что хоть один из трех эсминцев уйдет от погони.
«Катера, на старт. Старпом, распределить цели» - Славомир с головой погрузился в работу систем наведения и координации.
«Первое звено, второе, пятое… цель, ордер атаки. Старт!» - катера с ревом покидали ангарную палубу и устремлялись в погоню, следуя четким указаниям «Папы». Несколько секунд, и эскадрильи рассыпались по пространству, двумя боевыми роями настигая эс-минцы противника. Сам «Илья» гнался за средним эсминцем. Вскоре, дистанция сократи-лась до дальности выстрела главного калибра, можно было открывать огонь. Еще немно-го, еще несколько длинных растянутых секунд погони, и крейсер легонько дрогнул от залпа излучателей. Догонский командир, поняв, что его просто расстреляют на предель-ной дистанции, развернулся и ринулся в отчаянную торпедную атаку. Артиллеристы крейсера перешли на беглый огонь. Залп, залп, еще и еще. Есть попадание, второе, третье. Догон расцвел вспышкой взрыва, искореженные останки корабля выпали из надпростран-ства и неторопливо дрейфовали в межзвездном пространстве.
«Боты №2 и № 3, на старт» - спасательная команда, подчиняясь приказу Прилукова, вылетела на форсаже к обломкам эсминца. Славомир действовал на автомате, как положе-но по уставу. Хотя в душе он сомневался, что там остался хоть кто-то живой. Три импуль-са главного калибра крейсера не оставляли ни каких шансов на спасение. Штурмовики и истребители настигли оставшиеся корабли догонов, и вскоре еще два бота направились к искореженному обрубку, в который превратился вражеский эсминец. Но оставшийся до-гон, умело увернувшись от катерных торпед, и уничтожив три штурмовика и истребитель, растворился в пространстве. Оставшиеся катера безрезультатно расстреляв боекомплект, повернули к «Муромцу».
«Сволочь, сбил Володьку, если бы была еще одна торпеда…».
«Я четыре торпеды сбросил. Я же почти вплотную подошел»!
«Ребята, Яросвет жив! В капсуле болтается».
«Беру на буксир. Добрыня, держись крепче».
«Гад, скотина, паучье отродье, он меня насквозь прошил! Еле ползу».
«Ребята, не засоряйте эфир. Проверьте район еще раз, подберите все капсулы. По-врежденным машинам садиться в первую очередь» - Славомир Прилуков резко оборвал беспорядочную ругань пилотов.
Бой окончился, катера возвращались на корабль. Первыми сели штурмовики. Четко, как на учениях, машины одна за другой влетали в ангарные ворота и опускались на свои места. Пилоты выбирались из коконов управления, одновременно служивших спасатель-ными капсулами, и на катера набрасывались техники во главе орд ремонтных киберов. Механики пополняли боекомплект, вели срочный ремонт, заряжали бортовые аккумуля-торы. Два штурмовика и истребитель, изрешеченные огнем скорострелок, были буквально облеплены людьми и роботами.
- Быстрее, парни, работаем - старший авиамеханик Борис Артемин смахнул пот со лба и прислонился к полированному борту истребителя. Но подгонять людей не требова-лось, застоявшиеся без дела, соскучившиеся по настоящей работе, люди трудились с энту-зиазмом с огоньком.
- Борис Стерхович, у восьмерки надо полностью менять излучатели, - седовласый старшина вывесился из люка поврежденного штурмовика – размочалило под ноль – меха-ник обречено провел ладонью у шеи.
- Проклятье на все четыре стороны! А блок наведения!? Это же почти восемь часов выеживаться! Меняйте все – Артемин хотел еще что-то добавить, но его прервал динамик общего оповещения, проревевший голосом Явлинова: «Всем очистить полетную палубу. Повторяю, касается всех. Подразделению звездной пехоты обеспечить конвоирование пленных».
Через считанные секунды суета в ангаре прекратилась, и в опустевший отсек влетел спасательный бот. Славомир с интересом наблюдал, как из открывшегося грузового люка появились три прозрачных контейнера с сидевшими в них догонами. Пленники видимо еще не оправились после боя и сидели в углах, поджав под себя длинные суставчатые хо-дули. Все трое были с корабля, уничтоженного катерами. Киберы быстро подхватили кон-тейнеры и потащили их по коридору к отсеку, наспех переоборудованному под тюремные камеры. Солдаты в полной боевой выкладке топали впереди и сзади киберов, сопровождая груз.
Через минуту, после того как механики вернулись на ангарную палубу, прозвучал тональный сигнал связи с базой для командного состава крейсера. На Явлинова, Прилуко-ва и штурмана Глеба Ливанова смотрел Всеслав Сибирцев. Представитель Князя выглядел уставшим, но в его серых глазах мелькали озорные искорки.
- Поздравляю, космофлотцы, просто поздравляю. Молодцы, Ратибор Святославович вами очень доволен. Мы следили за боем. Прекрасный перехват.
- Один ушел от погони – с сожалением заметил Явлинов.
- Плохо, но мы еще не встречались с таким противником. Какие у вас потери, ко-мандир? – озабоченно поинтересовался Сибирцев.
- Трое погибших, один ранен – отрапортовал Славомир Прилуков, как командую-щий над катерами рейдера, он считал себя одного ответственным за гибель людей и про-вал атаки.
- Не казни себя, старпом, - СГБшник по тону говорившего понял, в чем дело – ты действовал правильно. Мы не сталкивались с такими кораблями: немногим больше эс-минца, но лучше вооружен, настоящий легкий крейсер. Командир, к вам идет фрегат «Буйный», передадите на борт пленных и полный отчет о бое по форме 003.
Глеб Ливанов присвистнул. Форма 003 означала полный комплект записей бортжур-нала и всех корабельных сенсоров, плюс личные доклады старших офицеров.
- Не удивляйтесь, вы одержали первую победу над врагом и вдобавок взяли плен-ных. Да, чуть не забыл, - Всеслав Бравлинович почесал затылок – сколько у вас догонов?
- Трое.
- Вадим Станиславович, постарайтесь держать их отдельно друг от друга и полно-стью обыщите. Я понимаю – Сибирцев слегка помялся – у вас нет опыта, но постарайтесь не дать им шансов пообщаться.
- Обижаете, - Явлинов развел руками, хотя в коконе это было не просто – держим в зеркальных контейнерах, все снаряжение отняли еще на спасательном катере. Все под контролем. Трофеи хранятся в контейнере, в отдельном отсеке.
- Ну и прекрасно, продолжайте патрулирование. Чистого пространства – с этими словами канал связи выключился.
- Дали бы самим привести трофеи, – буркнул штурман – кто-то дерется, а кто-то только пленных катает.
- Эх, Глеб, тебе сейчас только о лаврах думать. Возвращаемся в наш район. Штур-ман, веди корабль – и с этими словами Вадим Станиславович отключился от сети. Затем покинул свой кокон управления и вразвалочку двинулся по коридору к своей каюте. Сла-вомир вспомнил, что его вахта еще не наступила, и последовал примеру командира.
_________________
Расизм это как негр - его не должно быть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Лорд Каммерер
Oberst-writer


Зарегистрирован: 19.11.2002
Сообщения: 6262
Откуда: Приреченск

СообщениеДобавлено: Пт 20 Май 2005, 21:02    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

5.
Над Барселоной светило безжалостное послеобеденное летнее солнце. Улицы города почти вымерли. Палящие лучи загнали всех жителей в тень баров и парков. Но в малом конференц-зале отеля «Хилтон» было прохладно и тихо. Установка микроклимата созда-вала комфортную рабочую атмосферу, а система «Погреб» глушила все звуки, проникав-шие снаружи в это небольшое, оборудованное по высшему разряду помещение. Это был побочный эффект, «Погреб» применялся в первую очередь, как защита от прослушивания.
Сегодня в этом мрачноватом, обставленном настоящей дубовой мебелью зале собра-лись представители Большой Шестерки руководители сильнейших государств Земли. Се-годня их было пятеро, на встречу не был приглашен правитель Руссколани Сибирцев. За круглым столом расположились: президент Евразийской Федерации Антон Николаевич Варламов, премьер-министр Европейского Союза Пьер Моллен, генеральный секретарь компартии Китая Ю Хон Ли и президент Североамериканского Союза Вильям Хейли Форгейт. Пятый представитель президент Республики Фомальгаут Фридрих Ковальски лично прилететь не смог и присутствовал только на широкоформатном мониторе комму-никатора. В прочем, высокое качество межзвездной связи обеспечивало почти полный «эффект присутствия», даже если один собеседник находился на далекой планете Вален-сия.
- Господа, прошу извинить за спешку – начал Вильям Форгейт – но дело не терпит отлагательств. Мы обязаны принять общее решение, возникшая проблема не имеет преце-дентов и только от нас зависит будущее наших сограждан. Вопрос очень серьезный. Как Вам известно, Руссколань ввязалась в войну с догонами. Сибирцев в категорической фор-ме отказался от любой помощи. Господа президенты, создается очень серьезный претен-дент. Нарушаются основополагающие международные договора. Вся система межгосу-дарственных взаимоотношений под угрозой. Мы обязаны принять однозначное решение, нельзя сидеть, сложа руки и смотреть, как инопланетяне убивают Людей.
- Мистер Форгейт, Князь Бравлин сам заявил, что догонская война это внутреннее дело Руссколани. И у меня есть веские основания считать, что помощь им не понадобить-ся – Пьер Моллен благодушно посмотрел на американца.
- Мы уже перебрасываем эскадры к Догонскому сектору – добавил Варламов – в случае осложнений, наше вторжение заставит противника ослабить натиск на русичей. Предлагаю Вам последовать нашему примеру. Мощный союзный флот сможет поставить догонов на место. Не позволит локальному конфликту, перерасти в большую войну.
- То есть Вы решили подстраховать своего выгодного союзника и при этом не выйти за формальные рамки международных соглашений – Моллен старался сохранить свою по-литику невмешательства – весьма разумно, Вы не учли только один факт: Бравлин не хо-чет выходить за рамки локального конфликта. И не известна реакция Руссколани на кон-центрацию объединенных флотов рядом с их границами.
- К сожалению, это зависит не от него – вмешался Ю Хон Ли – коатлианцы сообща-ют, что догоны начали серьезную войну против людей. Князь Бравлин попался в ловушку, отказавшись от помощи. Уважаемый президент Форгейт прав. Мы люди обязаны объеди-ниться и совместными силами отразить нападение.
- Что значит отразить? Насколько мне известно, конфликт возник из-за ничейной планетки. До сих пор не наблюдается, ни каких признаков вторжения на колонизирован-ные миры. Руссколань желает устранить проблему своими силами?! Пожалуйста!
- Что Вам известно о догонах? Что Вам известно о коатлианцах? Что Вы вообще знаете? – Ковальский, подперев голову кулаком, задумчиво смотрел на собравшихся.
- А что знаете Вы?
- Господин Моллен, Я знаю только то, что ни чего не знаю. Есть факты. Люди под-верглись агрессии со стороны Чужих. Согласно букве Парижского договора все, я повто-ряю, все государства землян обязаны совместными усилиями устранить угрозу вплоть до полного уничтожения агрессора.
- Но слушайте, мистер Ковальский. Руссколане убедили Всемирный Совет, что пол-ностью контролируют ситуацию и сами справятся с догонами – возмутился Моллен – мы не вправе вмешиваться во «внутренний конфликт».
- Это не внутренний конфликт – вставил свое слово Форгейт – это удар по Человече-ству. Надо удержать события под контролем.
- У Вас чисто планетарное мышление – продолжил Ковальский, не обратив внима-ния на реплику американца - Вы боитесь лишних расходов на войну, но не понимаете од-ного: космос требует быстрых и адекватных ответов.
- Я с Вами согласен, - Антон Николаевич одобрительно посмотрел на фомальгаутца – надо действовать. Но что именно Вы предлагаете? И что Вы уже сделали?
- Предлагаю создать Объединенное Командование Военно-Космических Сил Земли и самим нанести удар всеми силами по догонам. Со своей стороны Республика Фомальга-ут уже сконцентрировала эскадры у границ догонского и коатлианского секторов.
- Но Верховный Совет отказался от вмешательства, нет смысла накалять обстановку – парировал Моллен.
- Вы ждете угрозы со стороны коатлианцев? – удивился в свою очередь Варламов – но они сами предупредили нас о догонской опасности и предлагают союз.
- Как известно коатлианцы встречались со многими лидерами землян, – заметил Форгейт – но есть мало известный факт. Примерно через сутки после стычки в системе Рионы над Голунью был перехвачен инопланетный разведчик. Корабль взорвался. Это то, что известно многим. Но этого есть еще один мало известный факт: погибший разведчик построен коатлианцами. Надо опасаться всех инопланетян, особенно дружественных. Сейчас русичи планируют захват Рионы, планеты послужившей причиной конфликта, но основные силы своего флота держат готовыми к отражению масштабного вторжения в свой сектор.
- Вы очень хорошо информированы, - Пьер Моллен задумчиво почесал затылок – видно ЦРУ не зря ест свой хлеб.
- Да наша разведка работает. Как нам известно, русичи очень серьезно относятся к этой войне, они ожидают встретить сильное противодействие в системе Рионы, но, тем не менее, посылают туда флот и мощные десантные силы. Сейчас Руссколанский Генштаб прорабатывает варианты полномасштабной войны на два фронта одновременно.
- Но почему тогда они отказались от помощи?
- В этом весь вопрос. Вся информация по Рионе засекречена, флот готовится к бою с догонами и коатлианцами, одновременно проводится операция по захвату Рионы. Вдоба-вок, при штабе Рионской группировки находится полковник государственной безопасно-сти некто Сибирцев Всеслав Бравлинович.
- Наследник князя?
- Да, уважаемый Ю Ли, наследник престола и старший офицер спецотдела СГБ са-молично присутствует на арене будущего сражения.
- Надо ли Вас понимать, - по слогам проговорил Ковальский – что на Рионе есть что-то, то чем русичи не хотят ни с кем делиться. Я верно понял?
- Совершенно верно. Они рискуют и знают ради чего.
- Но нам то это не известно. Это только предположения.
- Хорошо, - Варламов раздраженно хлопнул ладонью по столу – Вы считаете, что на этой планете находится нечто очень ценное, ради чего русичи рискуют вести войну в оди-ночку против догонов и возможно коатлианцев. Первая экспедиция в эту систему не обна-ружила ровным счетом ни чего. Иначе как объяснить, что вторая экспедиция направилась к Рионе только через 8 лет после первой?
- Но почему была направлена вторая специальная группа исследователей? – перебил Пьер Моллен.
- Риона пригодна для терраформирования.
- Вы этому верите?
- Я это знаю. Пять лет назад наш крейсер проходил мимо Рионы. Результаты наблю-дений полностью совпадают с отчетом экспедиции «Пересвета». Продолжим. Вторая экс-педиция подверглась атаке догонской эскадры. Погони за транспортами не было, догоны просто отогнали русичей от своей планеты. Налицо мелкий локальный конфликт из-за прав на второразрядную солнечную систему, который вполне по силам решить силами одного Княжества Руссколань. Полагаю, все просто и ясно.
- Господин Варламов, если это мелкий конфликт, то почему Вы перебросили свой флот к району военных действий? – задал вопрос американец.
- Всего предусмотреть не возможно, но можно заранее подготовиться к возможным осложнениям. Не знаю, знает ли ваше ЦРУ, но через три дня руссколанские эскадры на-правятся к Рионе, еще через шесть дней начнется сражение, и тогда все станет ясно. Кон-фликт не выйдет за пределы этой планеты.
- Нет, не все так просто. Три дня назад догонские эсминцы были обнаружены иду-щими курсом на базу флота, с которой готовится атака. Два корабля уничтожены, но один ушел. Догоны знают об операции и подготовят достойную встречу.
- У них мало времени для серьезной подготовки, а с другой стороны допросив плен-ных пилотов, руссколане получат важную информацию о догонском флоте и системах обороны.
- Ерунда, только трое пленников, и, похоже, из младшего офицерского состава, они ни чего не знают.
- Вам лучше знать.
- Господа, - раздался громкий хрипловатый голос Ковальского – принимаем реше-ние: концентрируем флоты у границ догонской зоны и создаем общее командование на-шими силами. Кто за?
- Согласен - твердо сказал Варламов.
- Так и решим – добавил Форгейт.
- Поднимаем вопрос на Всемирном Совете и создаем единые вооруженные силы Земли – предложил Ю Хон Ли.
- Как сказать, решение хорошее, но вмешиваемся только при явной угрозе обитае-мым планетам – махнул рукой Моллен. У него на носу висели очередные парламентские выборы. Оппозиция проявляла активность и имела хороший шанс на парламентское большинство. Для полного счастья не хватало только войны с Чужими. Одна ошибка и Пьеру Моллену придется уходить в отставку.
- Напомню, о необходимости держать сильный флот на позициях удобных для атаки на коатлианцев – напомнил Ковальский.
- Хорошо, пусть будет так – вежливо улыбнулся китаец.
На этой оптимистичной ноте разговор завершился. Антон Николаевич Варламов сразу после совещания, в сопровождении охраны поспешил в аэропорт. Быстрокрылый правительственный стратоплан в течение полутора часов доставил его в Новгород. Вре-мени в дороге было достаточно, для того чтобы переварить и уложить в голове получен-ную информацию. Решение возникло само собой, и сразу по прибытии в резиденцию Вар-ламов вызвал руссколанского посла.
«Поговорим, потолкуем, обсудим» - Антон Николаевич довольно потер руки, когда секретарь доложил о прибытии дипломата. Разговор в Барселоне это одно, а консультация с союзником совсем другое. Варламов прекрасно знал разницу между декларацией о на-мерениях и конкретными действиями.

6.

- Так, значит, Вы вели разведку в нашем пространстве? – Всеслав поднялся с кресла и подошел к прозрачному контейнеру с пленником. Догон сидел на задних и сред-них конечностях, передние лапы расслаблено свисали по сторонам короткого туловища. Тело паука обтягивал легкий комбинезон, покрытый причудливым спиральным узором. Большие красные глаза внимательно следили за Сибирцевым. Человек и догон смотрели друг на друга. Наконец, покрытая изогнутыми хитиновыми шипами голова пленника ше-вельнулась.
- Да, мы были в дальнем дозоре, искали ваш флот – донеслось из динамиков транслятора.
- Это понятно, скажите, почему вы начали войну с нами? Почему Ваши собратья напали на наши корабли?
- Мы ни когда не нападали на корабли людей, – ответил догон – мы всегда соблю-дали условия Договора.
- Восемнадцать догонских суток назад в пограничном секторе, в планетарной сис-теме желтой звезды ваш флот напал на нашу научно-исследовательскую экспедицию.
- Нет, - догон приподнялся на средних ногах, и его голова оказалась на одном уровне с лицом Всеслава – вы первые начали войну.
- Почему Вы говорите неправду? Наша мирная экспедиция из пяти кораблей под-верглась внезапной атаке вашего флота. Был бой. Обе стороны понесли потери.
- Вы вторглись в наше пространство, атаковали патрульную эскадру. Я сам участ-вовал в том сражении. Мы шли на встречу, чтобы приветствовать ваши корабли в нашем пространстве, а вы открыли огонь.
- Мы считали эту планету ничейной, тем более в системе не были выставлены на-вигационные бакены – Всеслав в раздумье провел ладонью по подбородку. Он прекрасно знал, что догон формально прав: первым открыл огонь «Микула Селянович» - ваши ко-рабли выскочили нам наперерез боевым строем. Почему Вы не вышли на связь? Мы мог-ли разрешить проблему, как разумные существа.
- А разве у разумных существ принято не раздумывая стрелять по другим разум-ным существам? – догон прочертил рукой в воздухе горизонтальную линию.
- Он раздражен – из бусинки микрофона приклеенной к уху прозвучал тихий го-лос Станислава Левашова, наблюдавшего за разговором из-за пульта ментоскопа. Всеслав обернулся и подмигнул помощнику. Станислав Глебович был не только талантливым специалистом по контактам с общественностью, но и считался одним из лучших ксеноп-сихологов и был настоящим мастером по допросам. Правда, с этим «клиентом» вышла осечка. Сибирцев и Левашов уже второй день пытались разговорить догонов. Все трое молчали, ментограммы не поддавались расшифровке, а жесткие методы, про которые в минуту отчаянья вспомнил Левашов, Всеслав запретил. И только сейчас пленник неожи-данно заговорил.
- Хорошо, возможно мы ошиблись, но и вы не предупредили нас, не вышли на связь – Всеслав на минуту замолчал, обдумывая дальнейший разговор. – Как Ваше имя? Я Всеслав Сибирцев.
- Вы это уже говорили, – догон быстрым почти незаметным движением смахнул капельки слюны с ротовых пластинок – мое имя Ирр-куан-кар. Всеслав Сибирцев, что Вы сделали с телами моих погибших собратьев?
- Мы сожгли их в хромосфере звезды – не мигнув глазом, ответил Всеслав. На са-мом деле разбитым догонским эсминцем и останками его экипажа занимались люди Си-бирцева совместно с флотскими специалистами, но Ирр-куан-кару незачем было это знать.
- Вы поступили правильно, значит люди еще не совсем испорченная раса – при этих словах догон резко вздернул голову вверх.
- Он отдает долг погибшим – подсказал Станислав Глебович. – Всеслав Бравлино-вич, он будет с нами сотрудничать, Вы доказали, что людям не чужд их моральный ко-декс.
- Ирр-куан-кар, почему Вы заговорили с нами?
- Я Вас не понял.
- Вы молчали вчера и сегодня, но неожиданно без принуждения стали отвечать на вопросы. Почему?
- Я изучал вас. Я проверял, можно ли с вами общаться.
- Интересно, - Всеслав почти вплотную приблизился к стенке контейнера – на ос-новании чего Вы сделали вывод, что мы достойные собеседники?
- Всеслав Сибирцев, Вы говорили о себе, спрашивали мое имя, интересовались моим здоровьем, но ни разу не задали вопрос: сколько кораблей защищают планеты Рода – транслятор быстро и точно переводил щелканье и скрежет догона. Всеслав ни когда об этом не задумывался, но догонский язык очень хорошо поддавался машинному переводу на русский.
- Ясно, Вы пытались определить наш уровень интеллекта и этичности – в голове Сибирцева с бешеной скоростью крутились варианты продолжения разговора. Пока он избрал неторопливую безопасную стратегию беседы, одновременно пытаясь расположить к себе собеседника.
- Да, это верно.
- А если я задам этот вопрос? Вы будете молчать?
- Нет смысла. Ваши локаторы превосходят наши, в этом я убедился на собствен-ном панцире. В системе, где произошла стычка, находятся две орбитальные крепости и достаточное для обороны количество кораблей.
- Не могу понять, почему вы до сих пор не связались с нами, после того боя? Вам известны квантовые параметры наших спейс-передатчиков.
- Зачем? – Ирр-куан-кар почти как человек развел руками – Вы напали на Род. Действия говорят яснее слов.
- Произошла ошибка.
- Говорите. Мне интересна ваша точка зрения.
- Восемь земных лет или четыре догонских года назад мы исследовали эту систе-му, тогда мы не обнаружили ни каких следов присутствия другой расы. Ничейные миры. Недавно нами была отправлена вторая экспедиция: тяжелый крейсер, два фрегата и два научных судна. Экспедиция беспрепятственно вошла в систему, но из тени пятой планеты наперерез выскочила ваша эскадра. Ваши корабли шли боевым строем в надпространстве. Командир крейсера решил, что Вы атакуете, и принял бой.
- Почему он не ушел? Он мог спокойно отойти. Времени было достаточно.
- Научные суда тихоходнее боевых кораблей. Командир крейсера связал Ваши ко-рабли боем и дал транспортам шанс уйти.
- Какой корабль дороже? – неожиданно спросил догон – крейсер или научное суд-но?
- Погибший в этом бою крейсер стоит как десять научных судов.
- Понятно, – ответил Ирр-куан-кар после минутного молчания – с вами можно до-говориться. У вашей расы есть чувство долга.
- Это естественно для любой развитой цивилизации – отреагировал Всеслав.
- Продолжим разговор завтра – неожиданно прервал разговор догон, после этих слов, он опустился на пол и подпер голову руками.
- Ирр-куан-кар, - в голову Всеслава пришла интересная мысль – кроме Вас мы спасли еще двоих догонов с Вашего корабля. Мы можем поселить вас троих в одной каю-те.
- Я благодарен. Вы добры.
Всеслав сделал знак Стасу, дверь лаборатории открылась, впуская четверку спецна-зовцев в бронескафандрах. Они без единого слова подошли к контейнеру и, включив за-темнение стенок, увезли его в «тюремный» отсек.
- Станислав Глебович, - Всеслав резко повернулся к Левашову – как можно быст-рее подготовьте помещение для всей троицы. Три спальни общий зал, жизнеобеспечение разумеется.
- Защита? Наблюдение? – Левашов с полуслова понял идею своего начальника.
- В полном объеме, мы должны слышать и видеть каждое их слово и движение. Не мне Вас учить, действуйте Станислав Глебович.
Всеслав еле сдерживая возбуждение, выскочил из лаборатории и почти бегом на-правился к своей каюте. Допрос! Да какой там допрос! Произошел нормальный довери-тельный разговор с догоном. Появилась возможность решить дело миром, начать мирные переговоры. Закрыв за собой дверь, Всеслав медленным шагом подошел к столу.
Так, успокоиться. Привести нервы в порядок. Два глубоких вдоха. Тренированное сердце снизило ритм до нормальной частоты. Мысли приведены в порядок. Все, можно работать.
Всеслав присел перед комп-модулем и, набрав личный код, вошел в режим спейс-связи. Еще два пароля заблокировали корабельную инфосистему от любопытных и на-строили передатчики станции на резервный канал. Пара минут ожидания и на мониторе высветилось лицо Великого князя.
- Всеслав, ты? Что-то случилось?
- Привет, отец. Нет ни чего серьезного. Пленный офицер заговорил.
- Докладывай, – в глазах Бравлина Яросветовича засветился огонек – давай все по порядку.
- Ирр-куан-кар, так зовут пленного, говорит, что бой у Рионы произошел по недо-разумению – Всеслав коротко передал содержание своего разговора с догоном.
- Мы можем договориться с ними, замять конфликт! – Голос Всеслава звенел от возбуждения – надо связаться с догонами и объяснить им ситуацию.
- Кто еще знает содержание вашего разговора? – перебил его князь.
- Майор Левашов Станислав Глебович мой специалист по допросам и ксенопсихо-лог – быстро ответил Всеслав.
- Хорошо, очень хорошо, – по слогам процедил князь – Всеслав, ни кто не должен это знать. Слышишь, ни кто! И еще одно. Среди офицеров флота есть Североамерикан-ский шпион. Вычисли его и нейтрализуй.
- Откуда информация? Дип. каналы?
- Да, янки знают, что «Муромец» вел бой с догонским патрулем из трех эсминцев и уничтожил два. У нас трое пленных младших офицеров.
- Ясно, я решу эту проблему.
- Таким ты мне нравишься больше – мрачное выражение лица Бравлина Яросвето-вича сменилось доброжелательной улыбкой. – И, Всеслав, забудь про переговоры. Захва-ти Риону, найди догонский секрет и ни чего больше.
- Но почему?! Мы можем остановить бойню! Надо использовать любой шанс ре-шить конфликт мирным путем.
- Всеслав, ты получил приказ. Считай, что от тебя зависит судьба всего княжества. Мы не можем сорвать операцию из-за гипотетической возможности мирных переговоров.
- Отец, но это глупо! Мы понесем потери, погубим людей, ввяжемся в войну и все из-за гипотетического инопланетного клада.
- Ты кто?! Офицер или хвост собачий?! – по лицу князя пошли багровые пятна – Выполняй приказ! Бери эту вонючую планетку и не думай о том, чего не понимаешь!
Экран монитора погас, а через секунду разлетелся на куски. Всеслав подул на ушиб-ленные пальцы и ошеломленно потряс головой. Такого он не ожидал. Отец явно увлекся идеей разгадать секрет Рионы и не остановится ни перед чем, пока этот клад не попадет ему в руки. Вопрос, что скрывает Риона. И стоит ли игра свеч. Всеслав откинулся на спинку стула, медленно втянул в себя воздух и закрыл глаза. Требовалось подумать над возникшими вопросами и принять решение. Впрочем, решение было принято без его уча-стия. Офицер СГБ не мог нарушить приказ и тем более самостоятельно идти на перегово-ры с врагом. За это, если повезет, последует немедленная отставка, это в лучшем случае, и от трибунала не спасет даже происхождение.
Дыхание успокоилось. Перед глазами возник хоровод снежинок. Каждая снежинка была знаком вопроса. Большие крайне сложные интересные вопросы. Они кружились пе-ред глазами, исчезали и появлялись снова. Но с каждым мгновением их становилось все больше. Обеспечение секретности, штабная работа, анализ действий догонов, сегодняш-ний допрос, и на десерт: последний разговор с отцом. Разговор не только не способство-вал решению проблем, а только наоборот поставил перед Всеславом Сибирцевым новые вопросы. Вдобавок, возникла проблема со шпионом. Постепенно хоровод успокоился и приобрел подобие структурной решетки, начала проясняться взаимосвязь различных во-просов и проблем. Но общая гармоничная картина ни как не желала складываться, не хва-тало отдельных элементов и целых блоков. Помучившись с Рионскими вопросами, Все-слав решил отложить на потом свои этические проблемы и вплотную заняться североаме-риканским агентом. Задержав на минуту дыхание, Всеслав потянулся и резко открыл гла-за.
А в это же время за 34 парсека от астростанции в малом рабочем кабинете князь Бравлин задумчиво смотрел в потолок. Может быть он зря накричал на Вселава, но по-другому было нельзя. Бравлин не мог повернуть назад, задержать начало операции, все, поворотная точка пройдена. Любая задержка, даже переговоры только ухудшат положе-ние. Князь потянулся к пульту линии доставки. «А может, стоило ввести Всеслава во все нюансы дела?» - мелькнула в голове шальная мысль. Мелькнула и моментально была за-глушена здравым рассудком. Нет, нельзя. Рано еще. Всеслав умен, умеет владеть собой и держать язык за зубами, но ему еще рано знать все. Просто владея всей информацией, он не сможет выполнить поставленную задачу. Такой парадокс. Открылось окошко линии доставки, и выдвинулся поднос со стаканом сока. Бравлин выпил его одним глотком, вку-са не почувствовал. Но зато в голове немного прояснилось. Пришло простое решение: все равно пока войска не возьмут под свой контроль Риону, Всеслав будет на фронте, а затем его нужно будет вызвать на Голунь и посвятить во все, абсолютно все нюансы и перипе-тии плана. Большого плана, в котором война с догонами была только маленьким кусоч-ком мозайки, небольшим, хоть и важным элементом. Контроль над системой звезды ЕН-8243 был необходим для княжества, но отнюдь не из-за гипотетических кладов. Бравлин Яросветович не верил в существование каких-то необычайно ценных артефактов, из-за которых можно было воевать. Все это ерунда. Риона важна по другой причине, но пока ни кто не должен даже догадываться об этом. Пусть лучше ищут инопланетные клады. Так будет полезнее.
Открыв глаза после минутной медитации Всеслав посмотрел на окружающую об-становку так, словно видел ее в первый раз. Такому методу его учили на занятиях по пси-хотренингу. Скромная каюта, может быть немного больше, чем у рядовых офицеров. Се-ребристые стены, коричневый ворсовый пол. Стандартная кровать, полочка с семейными стереографиями. Обстановка носит выраженный отпечаток временного присутствия и подчеркнутого спартанского отношения к быту.
На рабочем столе разместился мощный комп-модуль. Кругом валяются осколки мо-нитора. Всеслав поднялся из-за стола и, открыв стенной шкаф, извлек на свет божий но-вый монитор. Всегда полезно иметь запас на крайний случай. Быстро прибраться, под-ключить монитор к комп-модулю. Выкинуть осколки в утилизатор. И все, можно рабо-тать. Пора работать. Пальцы автоматически набрали код вызова: «Ратибор Святославович, зайдите ко мне. Это срочно». Сибирцев оборвал связь, не дожидаясь ответа адмирала. «Так будет быстрее» - решил Всеслав и откинулся на спинку кресла.
Ждать пришлось не долго. Через три минуты двадцать секунд дверь распахнулась, впуская Кромлева.
- Ну, рассказывай, – адмирал быстрым шагом прошел в каюту и остановился в цен-тре помещения, бросив на Всеслава тяжелый взгляд из подлобья – как, Догоны расколо-лись?
- Подожди, не торопись, - Сибирцев махнул рукой в сторону койки, приглашая при-саживаться – есть серьезный разговор.
- Куда там, работы невпроворот – усмехнулся Ратибор, но, тем не менее, воспользо-вался приглашением.
- Так, Ратибор, дела у нас очень интересные, можно сказать уникальные. И с каждым днем все интереснее.
- Это не новость. Давай по порядку.
- Пленные молчат, Станислав перепробовал все, что можно и нельзя, и мало чего до-бился. Видишь ли, с одной стороны они не люди, с другой, похоже они сами почти ни че-го не знают.
- А ментоскопирование?
- Бесполезно, - Всеслав невесело улыбнулся – абсолютно бесполезно, мы не можем ни чего прочитать, это какая-то каша, китайская грамота. Я отослал ментограммы в кон-тору, но шансов почти нет. Пока ксенопсихологи расшифруют догонские мозги, пройдет много лет.
- А говорил что, твои спецы любого расколют.
- Да-а, весело, но есть хорошие новости: один из пленных, командир эсминца начал говорить.
- С этого и надо было начинать! – Кромлев вскочил с места и уставился на Всеслава изумленным взором.
- Флот догонов получил приказ оборонять Риону. Ир-куан-кар, командир сбитого эсминца, решил, что мы достойны общаться с ним и заговорил.
- Что они делали у «Рынды»?
- Вели разведку. Легкий крейсер и два эсминца. Ирр-куан-кар до сих пор в шоке по-сле боя с «Муромцем», он поражен дальностью действия наших локаторов.
- Хорошо, что он еще говорит?
- На планете находятся мощные силы обороны. Две орбитальные крепости и силь-ный флот.
- Деза!
- Нет, Станислав Глебович клянется, что догон говорит правду. Они ни когда не врут, даже врагам.
- Не верю! – Кромлев скептически ухмыльнулся – такого не бывает.
- Бывает, я сам не поверил, но спецы говорят, что догоны физиологически не могут говорить откровенную ложь. Что-то связанное с речевыми центрами.
- Ладно, Всеслав, тебе это не грозит. Выкладывай, что дальше.
- По догонам все, но у нас появилась еще одна интереснейшая проблема, - Сибирцев откинулся на спинку кресла – на твоей эскадре сидит «крыса».
- Чей ангел?
- По моим данным, североамериканец.
- Информацию дал Крамолин?
- Нет, бери выше. Сообщение пришло по дипломатическим каналам. Отец говорит, что Североамериканцы знают о бое нашего крейсера с тремя эсминцами. Два корабля уничтожено, захвачено в плен трое младших офицеров.
- Данные не точны. – Ратибор, заложив руки за спину, нервно вышагивал по каюте – явно не точные данные. Что мы собираемся делать? – резко остановившись, он повернул-ся к Сибирцеву.
- Будем думать. Ты, верно, подметил, информация неточна. Вопрос: кто знал, кто мог знать, кто имеет доступ!
- Гадать бесполезно, это знает полбазы.
- Ошибаешься! Сильно ошибаешься! – Всеслав вскочил и возбужденно зашагал ря-дом с Кромлевым – Вспомни! Противника засекли два клипера, рапорт пошел в коорди-национную рубку астростанции и одновременно ближайшему патрульному крейсеру.
- Верно! В рубке дежурили три офицера: Ставров, Лавин и Анютин. Лавин вызвал меня – вспоминал Ратибор – и Глузда Петрова.
- Уже потом твой зам пригласил меня. И все! Больше ни кто на станции о бое не знал. Дальше: бой, на борту «Муромца» трое догонов.
- Ты послал «Буйного» за трофеями.
- Причем заметь: на фрегате знали о стычке, но не знали о цели рейса. Груза каса-лись только мои люди. Они не отходили от контейнеров до самой базы.
- И опять на «Рынде», ты оккупировал лабораторный блок «В» и выгнал от туда весь персонал.
- Соблюдался полный режим секретности – указательный палец Всеслава уставился на Кромлева. – Давай считать посвященных.
- Первое: я, ты, мой начальник штаба Петров, трое дежурных офицеров.
- Они дали подписку о неразглашении – перебил Всеслав.
- Второе: экипажи «Ильи Муромца», «Берегини» и «Листопада». Третье: на «Буй-ном» знали о сражении, но не знали подробностей и не знали, что именно они привезли на базу.
- Совершенно правильно, друг мой, – Всеслав вернулся в свое кресло и в упор смот-рел на сидящего, на койке адмирала – «крысу» надо искать среди офицеров этих кораблей или штабистов наблюдавших бой.
- Грош цена нашим рассуждениям, - перебил Ратибор – сидит, где ни будь на стан-ции или на войсковом транспорте хакер и спокойно скачивает информацию с центрально-го мозга. Легко и просто, и трудно поймать.
- Ладно, - Сибирцев раздраженно махнул рукой – рассмотрим и этот вариант. Но вот тебе вопрос.
- Давай – Ратибор наклонился вперед.
- Ты шпион, ты получил (как не важно) ценную информацию. Как ты ее передашь своим хозяевам?
- По-моему это твой вопрос. Но попробую… - Кромлев погрузился в раздумья – так, передатчик станции. Доступ только у дежурных офицеров и технического персонала, это ремонтники, программисты-электронщики, связисты, они имеют доступ к передатчику, но не могли владеть утекшей информацией. Вдобавок, все переданные и полученные сооб-щения записываются в журнале, исправить или изменить его очень сложно. Корабли, у нас их много, то же самое, старшие офицеры судна имеют свободный доступ к передатчи-ку, но опять же все регистрируется в бортовом журнале.
- И вывод?
- Я специалист хакер, получил информацию, непосредственно наблюдая бой в коор-динационной рубке астростанции или взломав Центральный мозг. Потом я передал ин-формацию по любому доступному мне передатчику и исправил журнал. Вот и все.
- А если ты офицер корабля?
- То же самое, при чем мне гораздо легче. 8 часов в сутки я несу вахту, совершенно один, прямой доступ к передатчику и корабельному мозгу, мне легче передать сообщение и замести следы – Ратибор бросил гордый взгляд на Всеслава и улыбнулся. – Действуй СГБшник.
Всеслав ответил недоумевающим взглядом из-под поднятых бровей, но мгновенно отвернулся к комп-модулю и набрал код вызова.
- Бравлин Владимирович, срочно займись мозгом «Рынды», - отдал приказ Сибир-цев – основной упор на несанкционированный доступ к пакету «РС4530011.бв/56» и про-верь регистрационный журнал передатчика. Кто-то передал со станции сообщение и нам не доложил. Все ясно?
- Понял, - ответил собеседник, абсолютно лысый мужчина с мрачным взглядом глу-боко посаженых, карих глаз – прочистить мозги нашей станции и засечь хакера.
- Отложи все дела и выполняй, приоритет наивысший.
- Если что-то было, Бравлин выловит – Сибирцев повернулся к Ратибору – Где на-ходятся «Муромец», «Листопад» и «Берегиня»?
- Все три корабля в дозоре.
- После боя на базу возвращались?
- Нет, - Ратибор потер переносицу – клиперы так и остались в дальнем дозоре, должны смениться через пять часов, а крейсер вернется на базу только через два дня, ко-гда мы все снимемся с якоря и двинемся в поход.
- Великолепно, просто превосходно, экипажи не были на базе и ни с кем соответст-венно не общались. Я так и думал, шпион один.
- Делаем так. – Всеслав сцепив пальцы рук, с жаром говорил, внимательно слушав-шему его, Ратибору – Бравлин проверит станцию, проверит полностью, добротно. А мы усилим экипажи трех кораблей, по одному человеку на «Листопад» и «Берегиню», это хорошие специалисты, а сам я пойду на «Илье Муромце».
- И под каким соусом записать твоих людей в экипажи?
- Техники-электронщики.
- А ты? Усы приклеишь, волосы покрасишь?
- Нет – Всеслав расхохотался – мне по рангу положен флагманский корабль. Почему не «Муромец»?
- Согласен. Да, между прочим, сколько у тебя агентов?
- Шестеро.
- Я помню, на Голуни их было только четверо. Откуда взялись еще двое?
- Все просто, еще двое шли на транспорте, сопровождали груз.
- Ну, молодцы! Все Вы в спецслужбах одинаковы. Даже меня обманываешь – с эти-ми словами Кромлев вышел из каюты.
- Ну почему все на меня обижаются? – Всеслав тяжело вздохнул и, подперев голову кулаком, погрузился в раздумья
_________________
Расизм это как негр - его не должно быть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Lord Svarog
Ветеран Клуба


Зарегистрирован: 14.09.2002
Сообщения: 31396
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт 20 Май 2005, 23:14    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Милорд. В Вордах и мне на мыло icon_wink.gif
_________________
Танки в кулак, а не в разброс !
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Лорд Каммерер
Oberst-writer


Зарегистрирован: 19.11.2002
Сообщения: 6262
Откуда: Приреченск

СообщениеДобавлено: Сб 21 Май 2005, 00:28    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Милорд, рано еще. Всего около 6-и листов. К осени, к осени.
_________________
Расизм это как негр - его не должно быть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Lord Svarog
Ветеран Клуба


Зарегистрирован: 14.09.2002
Сообщения: 31396
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб 21 Май 2005, 03:01    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Жду до Осеннего листопада
_________________
Танки в кулак, а не в разброс !
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Лорд Каммерер
Oberst-writer


Зарегистрирован: 19.11.2002
Сообщения: 6262
Откуда: Приреченск

СообщениеДобавлено: Чт 26 Май 2005, 22:44    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Крейсер отошел от причала и, набрав скорость, растворился в надпространстве. Славомир находился в рубке и наблюдал на виртуальном проецирующимся прямо в зри-тельный нерв экране, как корабли флота один за другим покидали астростанцию и зани-мали свое место в походном строю.
Три клипера, обогнав основные силы, заняли место в авангарде, ощупывая про-странство своими сверхчувствительными локаторами. Еще 8 клиперов дозорным кубом окружали флот, оберегая его от внезапной атаки. За разведывательным треугольником вытянулись двумя колоннами ударные крейсера. Дюжина могучих боевых кораблей, ядро четвертого флота, была готова, почти мгновенно перестроится в боевую плоскость и сме-сти огнем своих тяжелых излучателей любого, кто посмеет встать на пути.
За крейсерами шли эскадренные катероносцы, огромные угловатые неповоротливые корабли, летающие космодромы. Тяжелые и слабо вооруженные, но зато каждый катеро-носец нес на своих просторных ангарных палубах по полторы сотни боевых катеров. Ди-визионы маневренных фрегатов кружились вокруг своих старших собратьев, готовые принять на себя первый удар пока катероносцы не выбросят эскадрильи рассерженных шершней.
Следом за ударными силами тянулись колонны десантных и транспортных эскадр. Десантные катероносцы и авианосцы, войсковые транспорты, танконосцы, танкеры, ре-монтные базы, грузовые нефы шли плотным строем в окружении фрегатов и конвойных крейсеров. Славомир сочувственно смотрел на яркие силуэты эскортных кораблей. Это большей частью были старые, уже не способные участвовать в эскадренном сражении корабли. Но не смотря на возраст этих древних посудин, на их экипажах лежала тяжелая обязанность прикрывать неповоротливые беззащитные транспорты, везущие по 10 – 15 тысяч человек каждый. Не даром за успешную проводку конвоя награждали как за победу в бою. Строй флота замыкали две эскадры по шесть ударных крейсеров и дюжине фрега-тов каждая. Четверка тяжелых крейсеров гордость руссколанского флота вытянувшись цепочкой, шла рядом с транспортами. Уставы требовали в походе держать часть тяжелых кораблей в центре растянувшейся на три с половиной астроединицы колонны. Хотя вне-запная атака на транспорты абсолютно невозможна, клиперы засекут приближение про-тивника на дистанции в световой год. За это время можно будет спокойно развернуть эс-кадры, но Устав есть Устав.
Прилуков мысленным приказом выключил экран и, закрыв глаза, полностью рас-слабился. Вахту нес Глеб Ливанов, и Славомир сам не понимал, зачем его занесло в руб-ку, в кокон управления. Наверное, это подсознательно вспомнился древний обычай, когда офицеры корабля, уходившего в дальнее плаванье, прощались с родным берегом стоя на мостике своего корабля. А «Рында-14» стала тем самым последним кусочком родной земли, оставшимся за кормой «Ильи Муромца» уходившего в опасный рейд.
Славомир недовольно поморщился, с ним в последнее время происходило что-то не понятное. Этой ночью опять приснился странный сон, такой же необычный и яркий как в первую ночь на «Муромце».
В этот раз Славомир скакал на коне во весь опор по широкой вольготной степи. Пряный дурманящий аромат степного разнотравья пьянил, наполняя грудь. Свежий вете-рок развевал, волосы и приятно холодил разгоряченного всадника. Прямо перед Славо-миром возник камень. Здоровенный поросший мхом валун. На вершине камня почти на-против головы Славомира сидел ворон. Крупная черная птица, наклонив голову набок, с интересом рассматривала человека.
- Куда путь держишь, воин? – хриплым голосом спросил ворон, и взглянул прямо в глаза Славомира. Холодный взгляд человеческих глаз ворона буквально обжег душу, липким страхом проник внутрь.
- Я иду прямо.
- Не боишься?
- Нет, старый болван, я иду прямо – Славомир стряхнул с себя первоначальное чув-ство страха и собирался прогнать слишком любопытную птицу.
- Если не боишься, то иди – ворон расправил крылья, сверкнула молния, и все скры-лось в клубах тумана.
Славомир стоял на высоком холме, внизу расстилалась степь. Ветер гнал по небу облака. Далеко, у самого горизонта темнело море. Перед Славомиром стоял, опираясь на крепкий дубовый посох, высокий жилистый старик. Длинные пепельно-седые волосы удерживал широкий золотой обруч. На поясе, висел тяжелый двуручный меч. Длиннопо-лая полотняная рубаха была украшена искусно вышитым «растительным» узором, харак-терным для исконно русской одежды. От всей фигуры веяло силой и уверенностью в се-бе. Молодые светящиеся небесной синью глаза рассматривали Славомира.
- Славомир, ты готов? – молодой сильный голос резко контрастировал с седыми во-лосами и глубокими морщинами на лице.
- Я готов, Сварог – Славомир сам удивился своему ответу.
- Ты мой воин, но ты еще не готов. Иди, Славомир – Сварог резко ударил Прилуко-ва в грудь, и все исчезло. Растворилось в мелодичном звонке будильника.
Со Славомиром творилось что-то не понятное. Тот бой у Рионы оставил почти неза-метный след в подсознании, проявлявшийся только во снах. Но зато, в каких снах! Сла-вомир, на сколько себя помнил, всегда видел только черно-белые сновидения. А тут все такое красочное запоминающееся. Он подсознательно чувствовал, что в этих снах таится какой-то скрытый смысл. Еще немного, еще чуть-чуть и предчувствие обретет плоть и кровь, войдет в жизнь и полностью ее перевернет. Даст ответы на еще не поставленные, но ждущие своей очереди вопросы. Что будет потом, Славомир не представлял.
От размышлений его оторвал бодрый голос Явлинова.
- Как дела, старпом, готов поквитаться?
- Сам как думаешь?
- Надо вломить им как следует по рогам. Пусть помнят, как задевать людей!
- Надо наказать, но непонятно за что – Славомир с удивлением заметил, что его боевой запал, со временем, незаметно угас и сменился спокойным, безразличным отно-шением к предстоящей операции – мы даже не представляем себе, из-за чего все нача-лось.
- Ну, ты даешь! Они напали на мирную экспедицию, сожгли твой крейсер. И ты не знаешь, за что мы их наказываем.
- Вадим, может, мы влезли на их территорию, и они только защищались.
- Вполне возможно, - Явлинов задумался, видимо зерно сомнения проникло в его душу – но все равно, они вас атаковали.
- Господа пилоты, - вмешался в разговор бодрый голос Всеслава Сибирцева, зани-мавшего резервный кокон рубки – это сложный вопрос, почему догоны начали войну. Но они напали на нас первыми и должны получить адекватный ответ. Просто, вся Галактика должна знать, что Человек умеет защитить себя. Любое ущемление прав нашей расы, тем более прямая агрессия, будут жестко наказаны.
- Об этом и речь, Всеслав Бравлинович, они напали на наш конвой у Рионы и мы русичи обязаны всыпать им по первое число.
Явлинов и Сибирцев еще долго о чем-то с жаром спорили. Славомир мысленным приказом выключил канал связи с экипажем и погрузился в размышления. С ним явно творилось что-то не понятное. Славомир прекрасно понимал - после того боя у Рионы он изменился. Его разум, душа, подсознание словно вырвались из темницы общепринятых представлений и серых обывательских рамок. Рассудок пока механически отмечал изме-нения психики, вроде пока все было в норме. Но только пока. Славомир дал себе слово по возвращении на обитаемые миры пойти на прием к хорошему психологу. Это будет не лишним.
Три года назад один сослуживец Прилукова пережил сильнейший стресс, потерял всю свою семью в катастрофе на лайнере «Денеб». После того случая парень замкнулся в себе, говорил, что видит необычные сны, даже забросил диссертацию. А потом его нашли в своей каюте в луже крови. Застрелился из личного пистолета. Славомир хорошо запом-нил красно-белую кашу, в которую превратилась голова несчастного. Потом были бесконечные разбирательства, комиссии и прочая бессмысленная суета. Бессмысленная, потому что парня уже не вернуть. Разумеется, были сделаны выводы, судовой врач прошел переаттестацию, сам Прилуков и старпом крейсера получили предупреждения за невнимательное отношение к члену экипажа. Сейчас Славомир вспомнил эту историю. Естественно, легче не стало.
Всеслав захлопнул за собой дверь и с облегчением вздохнул. Все прошло как надо. Экипаж крейсера воспринял появление Сибирцева с некоторым удивлением, но вопросов ни кто не задавал. Командир «Муромца» сразу определил офицерскую каюту для Всесла-ва и показал, как пользоваться транспортной системой корабля. Старпом и штурман не проявили никаких эмоций в адрес Сибирцева: «Нас назначили флагманом, ну и черт с ним».
Наконец-то после знакомства с экипажем, отчаливания и маневров флота, которые Всеслав наблюдал из боевой рубки, выдалась возможность побыть одному. Всеслав нето-ропливо окинул цепким взглядом помещение, в котором ему придется жить до конца операции. Металлопластовые стены нежно зеленого оттенка, стандартная койка, рабочий стол с комп-модулем, незатейливый видео-пейзаж на стене. Обычная каюта офицера кос-мофлота. Целых 8 квадратов плюс санитарный блок, дверь в который стыдливо пряталась в углу у изножья койки. Ничего страшного, так живут все офицеры флота, рядовым и сержантам, правда, полагалось целых 12 квадратов, но зато на двоих. Так что жить мож-но! Тем более Всеславу приходилось ютиться и в куда менее уютных условиях, к приме-ру, он целый месяц жил в грузовом контейнере на территории Парижского космопорта вращаясь в своеобразном и неповторимом обществе местных бомжей и между делом на-вешивая «жучки» на грузы, перевозимые одной малоизвестной судовладельческой ком-панией. Впоследствии благодаря этой «побочной» деятельности проводимой между сбо-ром подаяния и распитием дешевого спиртного в компании соседей по контейнеру, уда-лось вычислить базу контрабандистов. Правда, Всеслав после той операции месяц не мог смотреть на французское вино, даже самых дорогих и престижных марок.
Сибирцев еще раз огляделся, привыкая к новому дому, распаковал свой походный багаж, и потянулся было к окошку линии доставки, но вовремя вспомнил, что на боевых кораблях такая роскошь не полагается. А за люком справа от стола скрывается обычная кристаллотека. Всеслав недовольно поморщился и, решив потерпеть с чашкой кофе, сел за стол и, засучив рукава, погрузился в работу. Через полчаса он оторвался от компа и, довольно насвистывая под нос популярный мотивчик, отшвырнул в сторону ненужный больше карманный комп-коммуникатор.
Работа сделана, можно немного расслабиться. Хитроумная программа «отвертка» вскрыла все уровни доступа и пароли корабельного мозга и позволила запустить с пере-носного компа программный пакет «тихоня». Сейчас «тихоня» тщательно изучал борто-вые журналы, проверял все сбои в работе мозга за последние пять лет и самое главное анализировал и тестировал судовой передатчик. Причем совершенно незаметно для эки-пажа и самого корабельного мозга. Всеслав откинулся на спинку кресла и, заложив руки за голову, довольно улыбнулся: «Как все просто! Бравлин просто молодец. В течение счи-танных часов полностью модернизировать и адаптировать стандартного «тихоню», да так, что даже суперсовременный мозг «Рынды» ничего не заметил – это талант! Хорошо, что я его взял на операцию, такого специалиста трудно заменить».
Сибирцев аккуратно выключил комп-модуль и вышел в коридор. Следовало найти кают-компанию и наконец-то выпить свой кофе со сливками. Гладкие стены светились мягким светом. Упругий шероховатый пол скрадывал шаги. Коридор тянулся, убегая в бесконечность, иногда его пересекали боковые ответвления. Мигающие указатели и над-писи не давали сбиться с пути в лабиринте корабельных коммуникаций.
Всеслав неторопливой расслабленной походкой шагал по переходам, с любопытст-вом разглядывая встречные указатели и надписи на дверях. Вот и дверь с крупной ярко светящейся надписью «Кают-компания». Всеслав отодвинул дверь в сторону и заглянул внутрь.
Помещение оказалось на удивление просторным. Одну стену полностью занимал стереоэкран изображавший межзвездный пейзаж. Яркие точки звезд медленно дрейфова-ли, скатываясь к краям экрана, слева вырисовывалась корма тяжелого крейсера. С неко-торым запозданием Всеслав понял, что на экран проецируется изображение с носовых сенсоров «Муромца», а корабль на экране – это, конечно же «Рарог», возглавляющий эс-кадру тяжелых крейсеров.
Всеслав оторвал взгляд от экрана и осмотрелся по сторонам. Большинство столиков пустовало, только пять столов у дальней стены занимали небольшие группки космофлот-цев. Внимание Всеслава привлекли Явлинов и Прилуков, сидевшие отдельно от осталь-ных и неторопливо, с чувством, со смаком поглощавшие обед или скорее уже ужин, если судить по корабельному расписанию.
- Простите, можно составить Вам компанию? – Всеслав со смущенной улыбкой на лице подошел к Вадиму Явлинову.
- Пожалуйста, присаживайтесь – незамедлительно последовал ответ.
- Приятного аппетита, – Сибирцев изо всех сил старался произвести впечатление воспитанного, интеллигентного и далекого от всего, что связанно с флотом человека. Это один из лучших способов дать людям расслабиться, и избежать слишком навязчивого ин-тереса окружающих. Пусть лучше считают его обычным кабинетным начальником – а где здесь делают заказ? Я еще не совсем освоился.
- Ни чего страшного, все очень просто, Всеслав Бравлинович, – улыбнулся старпом в ответ на стеснительную улыбку Всеслава – набираете заказ на этом пульте, и после того как загорится окошко приемной панели, открываете ее и достаете то, что заказали.
Славомир демонстративно пробежал пальцами по пульту и уже через полминуты держал в руках стакан фруктового сока – угощайтесь.
- Действительно просто, обычная линия доставки – Всеслав старался подавить сму-щение – а я грешным делом, не обнаружив в каюте окна доставки, решил, что и в кают-компании такой роскоши нет.
- Все понятно, - снисходительно заметил Явлинов – на базе и на флагмане Вы зани-мали адмиральские каюты, с полным сервисом, а на рейдере такого нет. Обычная офи-церская конура.
- Придется привыкать, не все коту масленица.
- Простите, Всеслав Бравлинович – вмешался Прилуков.
- Можно просто - Всеслав.
- Хорошо, Всеслав, почему Вы выбрали своим флагманом именно «Илью Муром-ца»?
- Действительно. Почему? – Присоединился Явлинов – ни чем не примечательный корабль, и в бою у нас самая опасная роль, рейд по тылам без сопровождения фрегатов. У нас серьезные шансы получить серьезные повреждения или погибнуть.
- Почему? – Сибирцев задумчиво опустил глаза.
- Я думаю, имея независимый крейсер, я смогу попасть в самое пекло боя. Я должен понять, увидеть, почему догоны начали эту войну. И постараться оценить их военный по-тенциал.
- Вы выделяете «Муромца» из состава эскадры?
- Нет, никак нет. Но, как мне известно, - Сибирцев всеми силами пытался выпутать-ся из неловкой ситуации – эскадра тяжелых крейсеров наносит удар по тылам догонского флота. Это дает шанс первым выйти на орбиту Рионы, воочию оценить силы планетарной обороны, изучить технический уровень противника – от смущения он стал повторяться.
- Всеслав Бравлинович, это лучше всего видно из рубки флагманского «Каменца» - снисходительно объяснял командир крейсера – на «Муромце» Вы увидите, почувствуете на собственной шкуре все перипетии боя, но не увидите общей картины. Вы можете по-лучать всю, абсолютно всю информацию со всех кораблей флота, но все равно не увидите полной картины без флагманских специалистов.
- Мне это не нужно, гораздо важнее независимый взгляд, так сказать взгляд со сто-роны. У нас, сотрудников спецслужб довольно необычные интересы и потребности.
- Как знаете - заметил Прилуков, уплетая содержимое своей тарелки. Вопрос был исчерпан. Всеслав набрал заказ на пульте и погрузился в изучение произведений кули-нарного искусства корабельного кока. Во всяком случае, картошка фри и жаркое выгля-дели вполне привлекательно, на вкус они оказались соответствующими своему виду. Раз-говор прошел удачно. Как в свое время учил Крамолин молодых, неопытных агентов: «Ребята, запомните одно: вы опытны, грамотны, хорошо подготовлены, но ничего не знаете. Интуицию, предчувствие и прочую ересь придумали безграмотные дилетанты. Вы, профессионалы должны быть как дети. Наивными, дружелюбными и ужасно любо-пытными. Запомните: агент, играющий серьезного, взрослого человека, обречен на про-вал. Будьте естественны в своем поведении как маленькие дети. Только так Вы сможете добиться успеха, иначе Вас зря учили».
Урок не прошел зря. Всеслав хорошо запомнил, что противник такой же человек, как и ты и ни чем особым не выделяется среди обыкновенных людей. Главное сделано: завязано знакомство с командиром и старпомом крейсера. Возможно, впоследствии по-требуется их помощь при игре со шпионом, возможно на корабле шпиона нет, или он один из них, но в любом случае, хорошие отношения не помешают. Владимир Рюрикович часто повторял: «Ни когда, ни кого не подозревай. Или ты точно знаешь, что перед тобой преступник, или он порядочный человек. Одно из двух».
Как ни парадоксально это звучало, но «Принцип доверия» хорошо помогал в работе с людьми.
Завершив свой ужин стаканом сока, Всеслав повернулся к Явлинову:
- Скажите, как у Вас принято проводить досуг?
- Свободного времени в походе маловато, но обычно ребята занимаются в трена-жерном зале или проводят время в кают-компании.
- Не так и много их – Всеслав окинул взглядом почти пустое помещение.
- Подождите пару часов, здесь соберется половина команды – Славомир Прилуков развел руками – сейчас большинство или на вахте или спят.
- Да, надо привыкать к вашему режиму – Всеслав поднялся из-за стола – спасибо за помощь, мне пора идти.
Выходя из кают-компании, он оглянулся. Явлинов и Прилуков продолжали свой не-торопливый разговор. Всеслав с досадой вспомнил, что совершенно забыл про кофе, но не стал возвращаться – плохая примета. На этот раз он воспользовался транспортной сис-темой и через доли секунды был в своей каюте.
Сканер показал, что за время отсутствия Сибирцева, в каюту ни кто не входил. Все-слав запер за собой дверь на замок и рухнул на кровать. Ближайшие пару часов можно немного поспать, на «Рынде» со сном были проблемы, и Всеслав искренне надеялся, что за время похода сможет компенсировать бессонные дни и ночи, проведенные на базе в бесконечных делах и заботах.
Мелодичный сигнал будильника произвел эффект пушечного выстрела. Всеслав вскочил с койки и ошеломленно потряс головой: «Проклятье! Вроде только прилег, и на тебе».
Будильник продолжал заливаться радостным звоном. Сибирцев наугад ткнул паль-цем в пульт и снова рухнул на кровать. В каюте заиграл бравурный марш.
«Ненавижу эту автоматику! Ненавижу!» - Всеслав сполз с койки и, натыкаясь на стены, двинулся в душевую. Только в душе он заметил, что уснул не раздеваясь. Холод-ные струи искусственного дождя моментально привели Всеслава в рабочее состояние, согнав сонную одурь. Выйдя из кабинки Всеслав потягиваясь и жмурясь на яркий свет, льющийся с потолка, направился прямо к рабочему столу.
Монитор включился с легким щелчком по столу, приглашая ознакомиться с по-следними новостями, пальцы, пробежав по клавиатуре, набрали пароль, вызывающий на связь «тихоню». Программа к этому времени уже закончила работу и спокойно лежала на самом дне корабельного мозга, замаскировавшись под второстепенные системные файлы. Всеслав переключил комп-модуль в голосовой режим и попросил выдать отчет. По экра-ну побежали строчки рапорта.
«Вот это да!» - СГБшник присвистнул от удивления. В бортовых журналах обнару-жились явные следы подчисток. Кто-то постоянно подпольно работал с передатчиком и мало того: замаскировал свою работу под внеплановые проверки исправности приемо-передающей аппаратуры. Это и позволило «тихоне» быстро обнаружить непорядок в бортжурнале. Не может на боевом крейсере передатчик барахлить так, что его требуется тестировать в три раза чаще, чем положено! Или корабельный инженер помешан на своей работе, или ….
Здраво рассудив, что психические нарушения среди космонавтов встречаются реже, чем комары в космосе, Всеслав закатал рукава и с головой погрузился в работу. Через три часа он с тяжелым вздохом оторвался от компа. Ни чего хорошего выловить не удалось. Команды на «тестирование передатчика» давались без видимого графика и с совершенно разных модулей управления. Передачи велись и с коконов боевой рубки, и из кают-компании, и из офицерских кают. «Крыса» видимо нашла способ оставаться невидимой или владела гипнозом. Иначе как объяснить тот факт, что недавно прибывший на корабль Прилуков вел несанкционированную передачу во время своей первой же вахты. Он мог быть шпионом, но как тогда быть с Явлиновым и Ливановым тоже грешившими с пере-датчиком на вахте.
Сибирцев смог выяснить только то, что передатчик начал регулярно сбиваться с на-стройки примерно три года назад. До этого времени все было тихо мирно, во всяком слу-чае, в рамках приличия.
Всеслав озадаченно почесал затылок: интересная попалась задачка. Во всяком слу-чае, начало положено. Половина проблемы уже решена. Найден передатчик шпиона, круг поиска сузился до одного корабля, а дальше дело техники.
Отдых окончен. Пора продолжать. Всеслав включил канал связи с флагманом. Кромлев находился в рубке и сразу ответил на вызов.
- Приветствую, Ратибор, все на посту?!
- Здорово, ты уже отдыхаешь? – лицо адмирала расплылось в улыбке.
- Надо немного расслабиться. Здесь так спокойно, так тихо! Надо бы задержаться подольше – последовал незамедлительный ответ.
- Это хорошо – Крамолин моментально среагировал на кодовую фразу – отдохни, выспись. Если соскучишься, звони. У нас для тебя работа найдется.
- Спасибо, мне пока и здесь хорошо. Да, как там ребята? – Всеслав перешел на серь-езный тон – не скучают без меня?
- Нет, загружены по уши. Дел невпроворот. Но справляются.
- Это хорошо, пусть поработают, им полезно. А сам то как?
- Как обычно. Нормальная рабочая рутина. Но лучше чем перед рейдом. Проблем меньше.
- Ну ладно, будь здоров.
- Удачи, Всеслав. Будут проблемы – звони.
Сибирцев выключил связь и легонько усмехнулся. Агенты на клиперах ни чего не обнаружили. Ратибор докладывает, что у него все нормально и предлагает помощь в слу-чае проблем. Но это пока не ко времени. Достаточно только сообщить на флагман: «Срочно доложите по вопросу снабжения» - и в считанные минуты на «Муромце» собе-рутся все сотрудники СГБ и рота десантников в придачу. Но это на случай чрезвычайной ситуации.
Но надо что-то делать. Всеслав нехотя извлек карманный комп и, ругая про себя слишком умного шпиона, начал скачивать в корабельный комп свои «исследовательские» программы.

- Заходи, присаживайся – Владимир Рюрикович оторвался от заваленного бумагами и информ-кристаллами стола и приветливо кивнул посетителю – Как дела?
- Дела, как сажа бела, – отшутился визитер высокий жилистый мужчина, занимая кресло напротив Крамолина.
- Плохо. А что так?
- Биржевые котировки снижаются – человек наклонился вперед и бросил на Крамо-лина пристальный взгляд из подлобья – сегодня акции «ТрансГалактики» упали на восемь пунктов.
- А остальные? Вчера рынок вроде стабилизировался – директор СГБ прекрасно по-нимал, что ситуация тревожная. Последние две недели акции руссколанских компаний падали.
- Ерунда, это временное фиксирование курсов акций промышленных компаний, «Го-луньВоенМаш» даже поднялся на три пункта, но наши грузоперевозчики котируются все хуже и хуже.
- Что же, мало приятного. Будем надеяться на лучшее – успокоил Крамолин – я вче-ра прикупил акций «ТрансГалактики» на 170 тысяч.
- У тебя есть прогнозы? – встрепенулся посетитель.
- Естественно, Горыня Турович, поднимутся. Куда им деваться? Верно, говорю?
- Какого черта вы ввязались в эту войну! Все из-за проклятых догонов! – Горыня Анютин раздраженно хлопнул ладонью по столу – меня жена уже третий день пилит: «Продавай, продавай. Без штанов останемся».
- А ты, послушался? – не скрывая иронии, поинтересовался Владимир Рюрикович.
- Ясный день, послушался. Я еще не совсем сумасшедший – невесело усмехнулся Анютин – купил акции «Русского космоса».
- А жена?
- Еще не знает – Горыня постучал по столу – узнает, убьет.
- Ладно, это все хорошо – лицо Крамолина приняло серьезное выражение – присту-пим к делу. Когда выйдешь в рейс?
- Через день. Да, погрузка почти закончена, послезавтра после обеда снимаемся с орбиты.
- Так, еще 17 дней дорога туда, 2-3 дня погрузка-разгрузка, и еще 6 суток до грани-цы. Всего 27 суток с запасом. Устраивает, должны успеть.
- А к чему такая спешка?
- Не знаю, пока не знаю – медленно проговорил Владимир Рюрикович. – Но послу-шай меня, Горыня. Ни на секунду не задерживайся в коатлианском секторе. Сделай дело, и на форсаже уходи к ближайшему пограничному посту.
- Хорошо, Владимир Рюрикович, постараюсь – озабоченно ответил Горыня. – Ожи-даются проблемы с коатлианцами?
- У нас нет, - успокоил его Крамолин – но догоны могут напасть на наших друзей. Информация неточная, но постарайся уложиться в 27 суток. При пересечении границы даешь обычный сигнал.
- Так, передаю коатлианцам груз и закупаю металлы. Заказ обычный?
- Да, лантаноиды, кобальт, вольфрам. Постарайся привести висмут и осмий. Но не привередничай, если нет в наличии, набивай трюмы, тем, что дают и сматывайся.
- Владимир Рюрикович, я одного не пойму: почему вы торгуете с коатлианцами че-рез мою компанию? Не ужели это проще, чем официальные каналы?
- Не все так просто, мой друг, все очень непросто – покачал головой директор СГБ.- Мы не можем официально продавать инопланетянам оружие. Ты же знаешь, что везешь танки, а не вездеходы, как написано в грузовой декларации. Именно за это ты и получа-ешь свой дивиденд.
- Ясно, везде свои маленькие закорючки – ответил Горыня Анютин. Он и раньше до-гадывался, что его наняли для не совсем законной деятельности. Радовало только то, что заказчиком выступали спецслужбы. Эти ребята своих не бросают, и расплачиваются чест-но, в отличие от контрабандистов.
- Между прочем, Горыня Турович, ты тесно общаешься с коатлианцами, ведешь с ними бизнес. Что ты можешь о них рассказать? Как они думают? Как и чем живут? Чем отличаются от нас?
- Трудный вопрос, - Горыня откинулся на спинку кресла и вытянул ноги под столом, приготовившись к долгому и интересному разговору – у них огромное значение имеет се-мья. Точнее говоря, семья это все, индивида вне семьи не существует. Как Вам известно, у коатлианцев нет личных имен, только имя семьи. К примеру, я сотрудничаю с семьями Гудениркс и Тречболент. При разговоре сразу с несколькими коатлианцами я ко всем об-ращаюсь по их групповому имени, и они ведут себя как одно существо в нескольких те-лах.
- А как они общаются внутри семьи?
- При мне они разговаривали друг с другом, на каком то неизвестном языке. Транс-лятор его не берет. По-моему, каждый семейный клан имеет свой внутренний язык.
- Интересно – Владимир Рюрикович внимательно слушал собеседника, стараясь не пропустить ни слова.
- Похоже, все члены семьи имеют одну профессию – космонавт рассеяно теребил лацкан пиджака – коатлианца вне клана не существует. Для них это хуже чем смерть. О правительстве, администрации мне ни чего не интересно. По косвенным данным, у них что-то похожее на парламентскую республику. Хотя нам они сообщают о, своего рода, президентском правлении. Все семьи достаточно суверенны, независимы друг от друга, но несколько десятков кланов имеют значительный авторитет, похоже, они и есть правительство.
- А психология? А личность?
- У них нет понятия личности как такового. Они с трудом поняли, что каждый чело-век индивидуален. Похоже, считают нас цивилизацией суперэгоистов. У них даже члены одного клана похожи друг на друга.
- Я вообще не отличаю одного коатлианца от другого.
- Нет, они отличаются, совершенно разные лица. Просто надо с ними общаться, внешне они все отличаются.
- Понятно – сухо ответил директор СГБ.
- А больше, - Горыня пожал плечами – больше ни чего не могу сказать.
- Спасибо, Горыня Турович, Вы мне сильно помогли. В этом рейсе постарайтесь больше наблюдать за своими партнерами.
- Постараюсь, - Горыня поднялся с кресла – всего доброго, Владимир Рюрикович, с вами приятно поговорить, но извините, дела.
- Чистого пространства, Горыня Турович.
- К черту! – прозвучал ответ, и космонавт закрыл за собой дверь.
Крамолин не мигая, смотрел прямо перед собой. Его ни чего не выражающий взгляд уперся в дверь кабинета. Анютин волновался не зря, война с догонами неожиданно вы-звала биржевой спад. Это был первый военный конфликт с внеземной цивилизацией, и люди отреагировали самым привычным образом. До паники было еще далеко, но акции неуклонно падали. Специалисты считали, что спад продлится до первых успехов флота, а затем котировки резко пойдут вверх, разумеется, если война будет успешной и без значи-тельных потерь. Через минуту Крамолин сбросил с себя оцепенение и набрал номер Демьянова.
- Добрый день, Игорь Ярославович, у меня к тебе маленький вопрос. Надеюсь, не по-тревожил.
- Здорово, Владимир Рюрикович, - пророкотал в ответ главком армии, приветственно махнув рукой перед видеокамерой компа – ты вовремя, ровно минуту назад закончилось совещание, Так что, время есть, говори в чем дело?
- Игорь Ярославович, ты уверен, что «Мамонты» не представляют абсолютно ни ка-кого военного значения?
- Будь спокоен, это просто большие самоходные мишени. Когда я пешком ходил под стол, они считались танками.
- Спасибо, ты меня успокоил. Я только что продал коатлианцам 300 «Мамонтов» с твоих складов.
- Молодец, избавил меня от этого металлолома. Ты хороший коммерсант. Случайно ни кому не нужны кремневые ружья? Я мог бы найти на каком ни будь забытом складе пару тысяч – Демьянов расхохотался во все горло над своей шуткой.
- Нет, таких придурков еще нет – смеясь, ответил Крамолин – еще раз спасибо, до встречи в Детинце.

Славомир закончил комплекс силовых упражнений и отдыхал. Тело было расслаб-ленно, в усталых натруженных мышцах чувствовалась приятная боль. В просторном, хо-рошо оснащенном спортзале «Муромца» сейчас находились два десятка космофлотцев и десантников. Открылась дверь, и в зал вошел Сибирцев. СГБшник упругой пружинистой походкой прошел на свободное татами и, не разминаясь, включил кибернетического спа-ринг-партнера. Робот, подчиняясь своей программе, выпрыгнул из стенной ниши и без предупреждения ринулся в атаку. Всеслав Бравлинович с кажущейся ленцой ушел в сто-рону и обрушил на затылок робота молодецкий удар кулаком. Машина пролетела пару метров вперед, но быстро развернулась и снова атаковала человека. Шаг назад. Блок, уход в сторону, удар. Серия ударов и опять уход от контратаки.
Прилуков с нескрываемым интересом наблюдал за схваткой. Полковник СГБ дрался профессионально, в полную силу, в его скупых отточенных движениях чувствовался опыт многолетних тренировок и реальных схваток не на жизнь, а на смерть. Ни одного лишнего движения, и одного красивого, но неэффективного удара ногами в голову. Со стороны казалось, что Сибирцев просто топчется на месте, иногда награждая робота лег-кими тычками. Вот Всеслав плавно ушел с линии удара и, подскочив к роботу сбоку, на-нес ему тупой удар локтем в голову. Спаринг-партнер рухнул на татами, но через секунду вскочил на ноги и замер. Самые сильные удары не причиняли роботу ни какого ущерба, будь на его месте человек, он бы давно уже был бы убит или жестоко покалечен. Схватка привлекла к себе внимание всего зала, космофлотцы оторвались от своих тренажеров и живым кольцом окружили татами. Славомир сам был в молодости чемпионом по русбою и прекрасно знал, что нанести включенному на самый жесткий режим роботу, по крайней мере, четыре смертельных удара может только настоящий мастер, профессиональный бо-ец.
Сибирцев коротким жестом отправил робота обратно в стенную нишу и, пройдя ми-мо глазевших на него людей, направился к Славомиру. Сегодня утром бот с флагмана привез на «Илью Муромца» еще двоих пассажиров. Сибирцев представил их как своих сотрудников. Новоприбывшие поселились по соседству с каютой с Всеслава Бравлинови-ча. Прилуков не понимал, почему нельзя было взять их на борт еще на «Рынде», когда «Илью» назначили флагманом княжеского представителя. Но у представителя князя свои причуды, видимо не может обходиться без свиты. А скорее всего, это просто его личный штаб.
- Приветствую, Славомир Владимирович - Всеслав Сибирцев присел на скамейку ря-дом с Прилуковым.
- Вы хорошо деретесь, Всеслав Бравлинович – отозвался Славомир, отвечая на руко-пожатие.
- Можно просто Всеслав – на раскрасневшемся лице Сибирцева мелькнула тень не-довольства, но мгновенно сменилась привычной доброжелательной улыбкой – мы же до-говорились быть на ты.
- Ладно, Всеслав, ты первый начал – не смотря на первое негативное впечатление, возникшее еще на «Рынде», Прилуков незаметно проникся симпатией к Всеславу. Всегда вежливый, общительный, слегка ироничный полковник легко находил контакт с людьми. На языке Славомира с самого утра вертелся вопрос, но только он открыл рот, как в зал во-рвался новоприбывший СГБшник.
- Всеслав, Бравлин нашел смысл бытия – выпалил он, подскочив к Сибирцеву.
- Хорошо, идем, Стас – Всеслав резко вскочил на ноги и, обернувшись к Прилукову, добавил – извини, Славомир, дела.
Оба почти бегом выскочили из зала. Славомир озадаченно смотрел им вслед. На крейсере определенно творилось что-то не ладное. Но, в конце концов, это были не его проблемы. Немного отдохнув, старпом направился к турнику, следовало выполнить еще два подхода, а затем можно переходить на штангу.
Бравлин Генералов буквально прилип к монитору компа. Пальцы программиста бе-гали по клавиатуре, на голове красовался шлем виртуального кибер-контакта. Рядом с Ге-нераловым прямо на полу валялся карманный комп-коммуникатор, на столе были раски-даны инфокристаллы.
- Шеф, смотри – Бравлин не отвлекаясь бросил короткую фразу вошедшему Всесла-ву – я ее поймал. Хитрая программка, замаскировалась в каталогах сервисных пакетов.
По экрану скакали символы и векторы многомерного языка программирования. Бравлин Владимирович, не отвлекаясь от работы, рассказывал Сибирцеву и Станиславу Левашову, как он нашел и взломал программный пакет шпиона, позволявший тому чис-тить бортовой журнал крейсера и беспрепятственно пользоваться корабельным передат-чиком. Оба слушателя сидели молча пытаясь понять пересыпанную специальными тер-минами и жаргонизмами речь Бравлина.
- Ты можешь сказать, кто это? – Всеслав бесцеремонно прервал словоизвержение, и вернул хакера на грешную землю.
- Пока нет, этот гад слишком умен, он стер все следы. Надо ждать следующего сеан-са связи.
- Бравлин, ты можешь сделать так, чтобы клиент был уверен, что все работает как часы, но передача бы не ушла в пространство?
- Обижаешь, начальник – Бравлин оторвался от компа и осуждающе посмотрел на Всеслава – над этим и работаю. Комар носа не подточит. Как только наш приятель попы-тается связаться со своим заказчиком, мы сразу вычислим модуль, с которого он работает.
- Молодец, Бравлин Владимирович, ты самый лучший программист в мире.
- Ну, положим не самый лучший, но стараемся – хакер смущенно улыбнулся и по-вернулся к своему компу. Оставалось только дожидаться очередного сеанса связи. Все-слав подумав, решил пока не докладывать об успехах Генералова. О проблеме знают только отец и Кромлев. Пока шпион не вычислен, нет смысла кричать об успехе.


Дробный стук копыт отзывался в голове барабанной дробью. Пыль, взлетавшая из-под тысяч конских копыт, забивалась в нос, лезла в рот, пробивалась под одежду и, сме-шиваясь с потом покрывала темной липкой массой лица и руки воинов. Могучий конь нес Славомира в переднем ряду неукротимой лавины всадников. Дружина на полном скаку пронеслась через редкий перелесок и выскочила к низенькой гряде холмов. Враг поджи-дал дружинников, заняв позиции на холмах. Молниями сверкнули копья, качнувшись над ровной стеной тяжелой пехоты преградившей путь конной лавине.
Дружинники пришпорили коней и нацелили пики. Волна горячей обжигающей яро-сти захлестнула Славомира.
«Вперед! Руби! Бей! Ура-а-а! Коли!»
Солнечное, безоблачное небо в миг заволокло тучами. Сверкнула молния. Раскаты грома потонули в грохоте стали, криках бойцов, ржании коней. Славомир отбил щитом направленное в грудь копье и, привстав на стременах, с размаху рубанул противника ме-чом. Справа мелькнул знакомый всадник в малиновом плаще и исчез в водовороте битвы. Удар, отбив, еще отбив, финт мечом, удар, еще удар, и булатный клинок легко отсек руку, сжимавшую боевой топор. Перекошенное побелевшее лицо врага исчезло заслоненное конем. Славомир услышал сочный чавкающий звук и легкий треск черепа ломаемого ло-шадиным копытом. Пришпорить коня, и вперед. Вражеский строй был быстро проломлен ударом тяжелой конной дружины. Теперь, путь свободен. Поредевшая дружина в горячей схватке взлетела на вершину холма. Но дорогу им преградила плотная пелена тумана.
- Ты той дорогой идешь? – прогремело из тумана.
- Да! Сварог, да! – прокричал Славомир – я иду своей дорогой!
- Иди, воин.
На Славомира обрушилась тяжелая, давящая, мертвая тишина. Пропали все звуки, за спиной стихли стоны раненых, исчез шелест травы. Ни звона кольчуг, ни стука копыт. Мертвое каменное безмолвие поглотило дружину. Славомир тронул поводья, верный конь, послушно рванув вперед, внезапно споткнулся и всадник вылетел из седла головой вперед прямо в туман.
Славомир стоял в пещере, он и еще двое спутников. Знакомый воин в малиновом плаще держал обеими руками тяжелый меч. Из-под его кустистых бесцветных бровей све-тились холодным пламенем серо-стальные глаза. Чешуйчатая броня плотно облегала бо-гатырский торс, стальной шлем почти касался потолка пещеры своим гребнем. Рядом, опираясь на овальный щит, стоял второй спутник. Длинные русые волосы выбивались из-под шлема, кольчуга двойного плетения носила следы свежих ударов, в правой руке воин держал боевой топор.
- Пошли, что ли – тихо прошептал первый спутник и двинулся в глубь пещеры.
Стены незаметно расступились, и воины оказались в громадном подземном зале. На полу лежал мелкий речной песок, с потолка струился мягкий зеленоватый свет. В самом центре пещеры возвышался древний алтарь. Гранитные плиты сооружения покрывала причудливая вязь незнакомой письменности. На алтаре сидел, задумчиво перебирая пе-редними лапами четки, гигантский величиной со среднего носорога скорпион. Насекомое молча смотрело на пришельцев своими блестящими фасеточными глазами, копьеподобное жало покачивалось на длинном хвосте, нависая над головой чудища.
Богатырь с мечом толкнул Славомира в бок, выводя из оцепенения, и молча бросил-ся на скорпиона. Молниеносный удар хвостом и воин отлетел в сторону, двуручный меч оставил только царапину на хитиновой броне чудища. Славомир бросился вперед, занося меч для удара. Третий воин зашел справа, ловким ударом отсек лапу насекомого и отско-чил назад, растерянно глядя на круглую дырку в своем щите пробитом скорпионьим жа-лом. Щит дымился от стекавших по нему капель яда. Славомир увернулся от шипастой лапы скорпиона, длинные хитиновые когти с тихим скрежетом скользнули по кольчужно-му рукаву. Удар и верный меч вонзился в глаз чудища. В этот момент Славомир по-скользнулся, падая на спину, он заметил мелькнувшее над головой жало, капли яда обожгли руку. Нога скорпиона выбила из руки щит и обрушилась на грудь воина. Резкая боль сдавила грудную клетку, Славомир, собрав последние силы, ударил мечом. Но тут скорпион качнулся, освобождая воина, и рухнул на землю. Славомир перекатился и вско-чил на ноги, в глазах потемнело от боли. Малиновый воин стоял на спине скорпиона, по-грузив свой меч на половину в хитиновый панцирь. Чудище еще скребло лапами, оставляя на камнях глубокие борозды, но смертоносный хвост, отрубленный точным ударом, без-вольно лежал на земле.
Славомир поднялся на алтарь. В выемке верхней плиты лежало яйцо. Обычное яйцо, только светящееся изнутри. Славомир бережно взял его, повертел в руках и, решившись, раздавил. Внутри был песок. Обычный песок струйками сыпался между пальцев….
Вой сирены громкого боя сбросил Славомира с кровати.
«Боевая тревога! Экипажу занять посты! Боевая тревога!» - гремел механический го-лос всеобщего оповещения. Прилуков схватил комбинезон и, натягивая его на ходу, бро-сился к выходу. Транспортная система подхватила его и, пронеся по своим лабиринтам, через пару секунд выбросила в рубку почти одновременно с Глебом Ливановым. Еще пол-секунды и Славомира приняли дружеские объятия кокона управления. Включился контакт с корабельным мозгом. В голове вспыхнула объемная карта. Флот подходил к системе Рионы. Впереди тускло светила звезда, висели на своих орбитах планеты. Корабли флота неторопливо разворачивались в боевой ордер. Авангардные корветы замедлили свой бег, позволяя догнать себя ударным крейсерам.
- Боевой ордер РА-9 – раздался уверенный голос Сибирцева – принимаю командова-ние маневровой группой на себя.
«Вот это да! Штатский, земляная крыса командует эскадрой» - удивился Славомир.
- Вас понял – ответ Явлинова прервал размышления старпома.
- Есть! Курс 386-15 на солнце – отрапортовал командир «Рарога». Почти одновре-менно последовали доклады «Святогора» и «Громобоя».
Флот перестраивался в боевые порядки. Три ударные эскадры разворачивались ле-пестками гигантского цветка, восьмерка клиперов держалась в авангарде, готовая в лю-бой момент отойти к тыловым эскадрам. Но пока эти хрупкие кораблики были нужны в передовой плоскости. Их чуткие антенны следили за обстановкой, позволяли видеть все маневры вражеских кораблей. Катероносцы перестроившись цилиндром, держались за ударными силами. Транспортная и десантная эскадры отстали от боевых кораблей, их эс-корт растянул свой строй стараясь создать плотную завесу на возможном векторе проры-ва вражеских эскадр. Четверка тяжелых крейсеров полным ходом отходила в сторону почти по нормали к курсу флота, стремясь зайти противнику в спину.
До входа в систему оставались считанные минуты. Космофлотцы давно заняли свои посты по боевому расписанию и ждали, когда же начнется? Флагманский крейсер «Каме-нец» пожирая пространство, мчался вперед. Сигнал боевой тревоги давно смолк, и тиши-ну в корабельных отсеках нарушало только тихое монотонное гудение реакторов. В са-мой сердцевине гигантского диска, покрытого метровыми слоями брони, в адмиральской рубке, спеленатый в кокон управления Ратибор Кромлев буквально впитывал каскады и водопады информации, стекавшейся с кораблей флота. Сейчас от этого человека зависело все и в тоже время ни чего. Планы разработаны и доведены до сведения офицеров. Эс-кадры построились, катероносцы готовы к бою, конвой откатился назад. Сибирцев докла-дывает, что вышел на позицию. Сейчас роль адмирала сводилась только к наблюдению, но если что-то пойдет не так, вся ответственность падет на него.
Почти в центре экрана горел желтоватый шарик звезды ЕН-8243, чуть в стороне почти не заметный дрейфовал в вакууме каменный шар Рионы. Прямо по курсу россыпь зеленых точек догонских кораблей. Мозг крейсера захлебывается, обрабатывая данные сенсоров. «Крейсер класса «Коралл», координаты, скорость, вектор перемещения, фрегат, дивизион фрегатов, курс, скорость. Крейсер класса «Баобаб»….
Восемнадцать крейсеров и 56 фрегатов идут встречным курсом.
- Поднять щиты! – динамики доносят голос Асмуда Коржина командира «Каменца». Секунды растягиваются в часы, кажется что хронометр сломался – так медленно меняют-ся цифры на табло. Но это только субъективное ощущение, дистанция стремительно со-кращается. Корабли несутся в надпространстве обгоняя медлительные неповоротливые фотоны. На виртуальном экране отчетливо виден строй противника: две крейсерские группы и отдельная эскадра эсминцев. Догоны видимо планируют связать крейсера лю-дей боем и дивизионами эсминцев ударить прямо по слабо охраняемым катероносцам.
Наконец пройден незаметный рубеж. Пора!
- Катерам взлет – Ратибор не узнал свой голос – четыре эскадрильи вектором 18-37, два полка вектор 03-27, два полка истребителей на прикрытие крейсеров, остальным ос-таваться в резерве.
Силуэты катероносцев словно взорвались, выстреливая звенья истребителей и штурмовиков. Клипера дальнего дозора сбросили скорость, пропуская вперед эскадры, и заняли место в конвое. Ратибор последний раз окинул взглядом строй первой эскадры. Корабли держали строй как на параде: «Высокая Радуга», «Винетта», «Сирин», «Маршал Жуков», «Адмирал Ушаков» всего восемь крейсеров идущие двумя пеленгами и тонкая завеса из четырнадцати фрегатов. Еще две эскадры такого же состава точно зеркальные отражения повторяли маневры первой эскадры. Шестерка катероносцев в сопровождении дюжины фрегатов держалась в отдалении.
- Противник на дистанции выстрела – доложил корабельный мозг. Вспыхнули пере-крестия прицелов.
- Огонь! Всем открыть огонь! Штурмовикам в атаку. Распределить цели – последо-вал легкий толчок отдачи вакуумных импульсаторов «Каменца». Крейсера открыли энер-гичный огонь по приближающемуся противнику. Фрегаты пока молчали, слишком боль-шое расстояние для их скорострелок, но вскоре в дело вступят и они. Картина боя помут-нела и подернулась рябью: щит принял и поглотил импульс вражеского крейсера. Подчи-няясь приказам адмирала, первая эскадра развернулась на перерез догонам, вторая и тре-тья эскадры плавно повернули, стремясь охватить противника с флангов. Вскоре все ко-рабли вошли в огневой контакт с противником.
Бой запомнился в виде разрозненных отрывков. Корабли маневрировали, осыпая друг друга импульсами резонаторов. Фрегаты держались позади крейсеров, поддерживая их огнем своих импульсаторов. Иногда они организованно выскакивали вперед стремясь прорваться к противнику на дистанцию уверенного торпедного залпа. Иногда получа-лось, иногда нет. Крейсер «Мечник» через 24 секунды после первых залпов покинул строй, получив прямое попадание торпеды. Край полукилометрового диска корабля был жестоко исковеркан, лохмотья рваного металла окружали пробоину. На корабле боролись за живучесть, отрезая переборками разгерметизированные отсеки. В бою корабль, поте-рявший 14 человек экипажа, больше не участвовал.
- Уничтожен эсминец, два попадания в крейсер типа «Баобаб» - бесстрастным голо-сом докладывал корабельный мозг. На экране кружился сумасшедший хоровод красных и зеленых точек. Вторая и третья эскадры взяли в тиски ударную группу догонов. Эскадри-льи катеров четкими ударами расчищали путь первой эскадры схватившейся в ближнем бою со второй догонской группой. Ратибор вовремя среагировал на изменение обстанов-ки и перебросил на передний край еще три полка катеров. Эфир заполнился разноголоси-цей: приказы, доклады, просьбы о помощи и огневой поддержке, тревожные сигналы SOS спасательных капсул. Приемники улавливали в этом хаосе скрежетоподобные перегово-ры догонов.
Сражение шло с перевесом на стороне людей, но противник не отступал. Вот штур-мовик сбросил торпеды и через секунду исчез в пламени вспышки, но его торпеды нашли свою цель, овал догонского крейсера раскололся на три части и выпал в обычное про-странство из надпространственного континуума, в котором шел бой. Потерявший управ-ление руссколанский фрегат столкнулся с догонским эсминцем. Оба корабля в мгновение ока в яркой вспышке аннигиляции превратились в облако газа. Еще один догонский «Ко-ралл» атакованный со всех сторон роем катеров выпал в пространство глыбой расплав-ленного металла. Эскадрилья истребителей «Дракон» прорвалась почти к борту враже-ского эсминца, поливая его корпус огнем скорострелок. Следом за истребителями к цели подошли два «Полкана», видимо скорострелки «Драконов» вывели из строя мелкокали-берные импульсаторы догона, и штурмовики отстрелялись, почти не встретив сопротив-ления. В память Ратибора намертво врезался штурмовик «Полкан» вырвавшийся из гущи сражения с двумя спасательными капсулами на буксире. «Надо наградить экипаж катера» - механически отметил адмирал. Пятерка догонских эсминцев прорвалась к катеронос-цам, но была буквально разнесена на атомы конвойными фрегатами и катерами прикры-тия. Тем не менее, одна торпеда пробила огромную дыру в ангаре «Озерска». Погибли все люди, находившиеся в этот момент на ангарной палубе. Катероносец сохранил свое место в строю, но прекратил принимать катера. Три импульса один за другим пробили щиты «Каменца» и прожгли обшивку. Вышли из строя две зенитные батареи и торпедный аппа-рат, на боевых постах погибли люди. Асмуд Коржин резким маневром вывел корабль из-под обстрела. Ответным залпом крейсер сжег подобравшийся на дистанцию торпедного выстрела эсминец.
Неожиданно все стихло. Бой прекратился. Шесть догонских крейсеров и две дюжи-ны эсминцев удирали в россыпную, отбиваясь от яростных атак катеров. Один крейсер вспыхнул маленькой звездой и, потеряв ход, выпал в пространство. Через несколько се-кунд вторая вспышка отметила место его гибели. Ратибор бросил взгляд на хронометр и не поверил своим глазам, бой длился всего три минуты, для него эти три минуты растя-нулись как три часа.
Прямо по курсу на орбите Рионы дрейфовали четыре тяжелых крейсера и три эс-кадрильи катеров. Как символ победы рядом с сигарообразной тушей «Рарога» проплы-вали обломки орбитального форта.
Доклады о потерях были неутешительны. Почти все корабли получили поврежде-ния. Крейсера «Старогорск», «Звездоград», «Жуков», одиннадцать фрегатов и 86 катеров погибли. Два тяжелых, три ударных крейсера и катероносец требовали серьезного ремон-та. Катерные группировки были боеспособны только на 50 %.
- Могло быть и хуже – тяжело вздохнул Ратибор, обращаясь к самому себе.
- Флот, перестроиться ордером Р-1. Десант, подтянитесь! – голос обрел прежнюю твердость – начинаем высадку.
Маневровая группа полным ходом уходила от разворачивающегося за спиной сра-жения. Догонские эсминцы как стаи волков набрасывались на эскадры людей. Штурмо-вики волна за волной шли в самоубийственные атаки на вражеские крейсера и линкоры. Десятки самонаводящихся торпед выискивали свои жертвы в хаосе битвы. А четверка тяжелых крейсеров уходила от сражения, со стороны казалось, что они позорно бежали.
Прямо по курсу рос диск Рионы, на экранах горели яркие отметки догонских кораб-лей: три крейсера, восемь эсминцев и самое страшное, два орбитальных форта. Набитые до отказа тяжелым вооружением, закованные в силовую броню гиганты спокойно поджи-дали горсточку руссколанских кораблей. На экранах «Муромца» загорелись перекрестия прицелов.
- Катерам на старт. Связать боем корабли – Сибирцев отдавал приказы спокойным будничным тоном, как будто всю жизнь командовал боевыми эскадрами. – Крейсерам уничтожить форты.
Ритмичные толчки от стартующих катеров были ответом. Прицелы впились в силу-эты догонских фортов. Огонь! Огонь! Огонь!
Мягкий толчок торпедного аппарата, разорванный пополам эсминец, ревущие от перегрузок реакторы, плавящаяся броня, вырывающийся через пробоины воздух. «Муро-мец» резко изменил курс, переборки стонали от чудовищных перегрузок. Рядом с крейсе-ром прошли две торпеды и взорвались расстрелянные зенитками следовавшего позади «Святогора». Гравикомпенсаторы тонко пищали, выравнивая перегрузки. Славомир При-луков пристально вглядывался в трехмерный экран, стараясь не пропустить тот момент, когда его штурмовики и истребители прорвутся через заградительный огонь догонского крейсера. Есть! Звено истребителей проскочило через огнь зениток и прошло почти у са-мого борта вражеского корабля, сжигая огнем своих скорострелок орудийные башни и выносные элементы антенн. Зенитный огонь ослаб и сразу два звена «Полканов» сброси-ли торпеды. Короткий приказ для увлекшихся боем пилотов, и катера перестроились, вы-ходя на следующую жертву. За кормой вертких скоростных «Полканов» и «Драконов» вспыхнуло клокочущее, бьющее протуберанцами ядерное пламя.
В этот момент очередной импульс потряс крейсер. Славомир оторвался от картины боя, мысленным приказом вызвал на экран схему крейсера. На занявшем все пространст-во перед старпомом разрезе корабля выделялись многочисленные черные пятна повреж-дений. Славомир сердцем почувствовал боль в истерзанном корпусе «Ильи Муромца», нервную дрожь оптоволоконных каналов и волноводов, передававших сигналы управле-ния от корабельного мозга и коконов боевых постов. В мозгу тонкой пульсирующей струной пели реакторы, барабанной дробью звучали залпы излучателей. Славомир не за-метил, как отключил адаптер и сорвал предохранители. Мозг пронзила ослепительная вспышка сладкой ласковой боли. Включился прямой, настоящий Прямой контакт с кора-бельным мозгом, «один на один». Славомир мчался в надпространстве прямо навстречу вражеской орбитальной крепости, он обрел новые силы, слился с кораблем в одно целое. Или это корабль слился с человеком? Край сознания уловил приказ Сибирцева адресо-ванный командиру «Святогора»: «Атаковать вторую цель». Явлинов и Ливанов попыта-лись вернуть себе управление кораблем, но были моментально изолированы в своих ко-конах. Только Всеслав Бравлинович понял, что произошло с крейсером, и спокойно на-блюдал за боем. «Муромец» несся вперед причудливым зигзагом уворачиваясь от им-пульсов догонских резонаторов. Зенитные батареи сбивали торпеду за торпедой, импуль-саторы и торпедные аппараты крейсера били точно в цель.
Чудесная, невозможная по всем законам биологии связка человека и сверхмощного электронного мозга творила чудеса. Казалось тяжелая девятисотметровая туша «Муром-ца» обрела маневренность космического истребителя. Весь горизонт занял огромный за-крытый плотной серой облачной пеленой шар Рионы. Казавшийся крошечным и безобид-ным на фоне планеты, пятикилометровый испещренный свежими шрамами форт прибли-жался. Подчиняясь воле Славомира «Муромец» вышел к планете и, резко сбрасывая ско-рость, выпал в пространство. Доли секунды, и крейсер нырнул в мезосферу. Атмосфера планеты искажала и гасила импульсы вражеских вакуумных резонаторов. Но зато воз-росшая плотность окружающей среды не позволяла идти в надпространстве. «Муромец» проплыл прямо под догонским фортом, выпустил торпеды и резким маневром вырвался из гравитационных объятий планеты. Противник не успел ни чего предпринять. Ско-рость, реакторы на форсаж, нырок в надпространство, и за кормой корабля сработали термоядерные боеголовки торпед, превращая бронированную глыбу крепости в ионизи-рованный газ. На орбите Рионы на минуту вспыхнуло новое солнце. Но на «Муромце» этого уже не видели, корабль шел в надпространстве, обгоняя свет. Только гравитацион-ные и тахионные сенсоры улавливали судороги рвущегося за спиной пространства.
Эскадра лежала в дрейфе, планета была надежно блокирована. Истребители сожгли два скоростных катера, пытавшихся прорваться с осажденной Рионы. Команда «Муром-ца» в авральном порядке ремонтировала свой корабль. К счастью, серьезных поврежде-ний не было, несколько пробоин, разбитые зенитные батареи, сожженные датчики и внешние сенсоры, перебитые магистрали. Ремонтные роботы бегали по обшивке корабля, меняя поврежденные локаторы, сенсоры, скорострельные автоматы. Полдюжины гусени-цеобразных медлительных «Трилобитов» затягивали пробоины термопластом (защиты ни какой, но до ремонтной базы потерпит).
Четвертый флот разгромил основные силы догонов и приближался к планете. Де-сантные авианосцы вырвались вперед и плавно охватывали планету. За ними следовали катероносцы, верткие быстроходные фрегаты уже заняли позиции над верхней границей атмосферы, сменив катера тяжелых крейсеров. Всеслав подумал, что сейчас на ангарных палубах и в ремонтных цехах катероносцев творится сущий ад. Авиамеханики всеми си-лами стараются восстановить поврежденные катера, перевооружить и подготовить для удара по планете как можно большее число машин. Впрочем, точно такая же картина творилась в ангаре «Ильи Муромца». Ратибор Святославович стремился использовать все свои ресурсы, создать подавляющий перевес в силах. Пока войска не заняли надежные плацдармы на поверхности, общее командование высадкой осуществлял командующий флотом. Это чувствовалось по энергичным приказам, сыпавшимся в эфир, и четким Дей-ствиям эскадр. Такова была манера Кромлева, действовать быстро, на пределе возможно-стей, не давая противнику ни секунды отдыха. Только вперед, пока враг не успел ни чего понять и подготовиться к ответу.
В отличие от экипажа «Муромца» Всеслав не удивился, когда Прилуков подклю-чился к корабельному мозгу без адаптера. Сибирцев еще на «Рынде-14» собирался спи-сать героя на тыловую базу под надзор врачей, но не хотелось обижать Кромлева. В кон-це концов, именно благодаря Прилукову «Муромец» отделался царапинами, тогда как «Рарог» и «Громобой» штурмовавшие второй форт, получили серьезные повреждения и требовали срочного ремонта, желательно на специально оснащенной базе. После боя Все-слав первым делом отдал личный приказ, запрещающий трогать капитана первого ранга Прилукова (награждать можно, а наказывать – увольте), он решил взять этого человека под свою опеку и после завершения операции передать в Исследовательский Центр СГБ на Голуни. Феномен Славомира Прилукова требовал тщательного всестороннего изуче-ния. Всеслав представил себе, что будет, если удастся готовить пилотов способных вы-держивать прямой контакт со сверхмощным корабельным мозгом. Боевая мощь флота вырастет на порядок, Всеслав своими глазами видел, как обычный крейсер превратился в настоящую, неуязвимую машину смерти. Уничтожив форт, старпом самостоятельно ра-зорвал контакт с «мозгом» и, вежливо извинившись, передал управление командиру. Су-дя по показаниям медицинских датчиков кокона, состояние старпома было в норме, толь-ко слегка повышенное артериальное давление и чрезмерный уровень гормонов в крови. Впрочем, на пониженный уровень адреналина не мог пожаловаться ни один человек, принимавший участие в сражении или наблюдавший за боем с судов сопровождения.
Почти весь обзорный экран занимала Риона. Клубящаяся облачная муть раскину-лась до горизонта. Серые клубы углеводородов и редкие белесые перья водяных паров образовывали сказочные долины и горные ландшафты. Гигантские реки атмосферных те-чений перемешивали, корежили и непрерывно создавали новые картины, словно божест-венный художник превратил целую планету в свой мольберт. И ни одного просвета, толь-ко сплошной толстенный слой облаков, скрывавший планету от взгляда.
Славомир нехотя переключил обзорный экран. Облачная планета сместилась на са-мый край экрана, в солнечных лучах заискрилась верхняя граница атмосферы. Над этой сверкающей полосой светили звезды. Десятки звездочек плыли по экрану, в этом хаотич-ном движении была своя система: десантные эскадры выдвигались на позиции. Всего в тысяче километров проплыл авианосец «Алексей Крутень», Мощная оптика «Муромца», подчиняясь мысленному приказу, приблизила корабль, и серебристый гигант занял собой почти весь экран. Вытянутый, похожий на огромную километровую пулю корпус, прямой срез кормы, прямоугольники авиационных порталов, покрывавшие среднюю и кормовую части корабля. Блистеры скорострелок, пупырышками рассыпавшиеся по корпусу, ажур-ные полукружья антенн. Корабль был красив, бесподобной неземной красотой летающего ангара на 240 самолетов и 40 десантных ботов. Идеальный корабль для подавления пла-нетарной обороны. Дальше над самым горизонтом почти скрытый в сиянии солнечных лучей к планете опускался авианосец «Чкалов». Еще четыре таких же корабля занимали свои позиции на Рионой. Планета молчала, только клубящиеся облачные долины и горы проплывали под кораблями.
«Чкалов» вышел в незримую точку и открыл порталы. Десятки, сотни самолетов вырвались из своих ангаров и ринулись вниз, прямо в облачную муть планеты. Самолеты шли строем, четко выделялись построения эскадрилий и полков. Следом за самолетами шли звенья космических катеров. Эти корабли незаменимые в космическом сражении в атмосфере значительно уступали более маневренным самолетам. Но благодаря своим просторным бомболюкам, и прочной броне были незаменимы при бомбардировке назем-ных объектов. При случае они могли постоять за себя, но Кромлев не даром перед похо-дом переформировал свои авиационные группировки, увеличив количество истребителей за счет бомбардировщиков. Адмирал постарался обеспечить себя достаточным количест-вом машин завоевания пространства.
Бой закончился, делать больше было нечего. Команды крейсеров занимались ре-монтом, а катерные группировки вошли в подчинение штаба флота. Несколько минут ко-мандования Всеслава эскадрой закончились. Все можно было возвращаться к своей обычной работе. Всеслав подключился к компьютеру командующего флота, благо при-оритет позволял. Штабисты ответили дежурным приветствием и вернулись к своим обя-занностям. Кромлев даже не удосужился поприветствовать Всеслава. Хочешь посмот-реть? Смотри. Всеслав понял, что Ратибор слишком занят, что бы отвлекаться на фор-мальности. Над планетой шло сражение. Навстречу падавшим с неба самолетам людей взлетали догонские перехватчики, завязывались яростные воздушные бои. Перед глазами Всеслава возник глобус Рионы. Рельефная карта с каждым мгновением приобретала все новые подробности. Самолеты непрерывно передавали данные аэросъемки. Вот очерчен-ный бледными пунктирными линиями горный хребет мгновенно обрел четкость, вырисо-вываясь на глобусе во всех подробностях. «Мозг» флагмана секунду назад обработал данные, полученные от прошедшего над хребтом звена истребителей. Над поверхностью планеты скользили красные точки, отмечавшие эскадрильи руссколанских машин. Там где, проходили самолеты и катера загорались значки, обозначавшие вражеские базы, аэ-родромы, укрепрайоны, скопления войск. То тут, то там на глобусе расплывались оран-жевые кляксы воздушных боев.
Эфир заполонили доклады командиров полков и ответные распоряжения штабистов.
- 27-й полк – звучал уверенный голос Кромлева – повторите удар по аэродрому в квадрате 729-Б136.
- 34-й истребительный, поддержите соседей, и прикройте 29-й бомбардировочный.
- 11-й не увлекайтесь, - было удивительно, как штабисты еще умудряются ориенти-роваться в хаосе сражения – продолжайте патрулирование.
- Говорит 26-й истребительный полк – в эфир прорвался тревожный голос – меня вытесняют, потерял семь машин. Срочно пришлите подмогу!
- 14-й, 24-й, 9-й срочно в квадрат 237-Е124. Тушите пожар – прозвучал ответ Рати-бора Святославовича, ему было достаточно взглянуть на карту, чтобы отправить на по-мощь ближайших соседей 26-го полка.
Всеслав увеличил масштаб карты. Перед глазами развернулся квадрат 237-Е124, прямо в центре квадрата рядом с сиреневой отметкой догонского форта или военной базы расплылась яркая клякса воздушного боя. С трех сторон приближались отметки истреби-тельных эскадрилий, спеша на помощь 26-му полку. Возникший стихийно очаг сопротив-ления беспощадно давился свежими силами. Два звена космических штурмовиков «Пол-кан» разворачивались в стратосфере для удара по обнаруженному форту.

Виктор еще раз придирчиво оглядел кабину своего «Сокола». Приборный экран го-рел нежным зеленым светом, означавшим: «Все в норме, самолет готов к вылету». Вик-тор запустил тестирование систем. По экрану побежали строчки отчета. «Двигатели в по-рядке. Топливо – полный бак. Система наведения работает надежно. Боекомплект 140%». По идее, механики должны были проверить самолет перед вылетом. Но Виктор привык полагаться только на себя. Старший лейтенант авиационной группы авианосца «Валерий Чкалов» Виктор Антонович Погостин в свои 26 лет уже прошел через два военных кон-фликта. На своей шкуре понял, как надо относиться к технике.
Пять лет назад, в бою над Гедеоной, третьеразрядной сырьевой планеткой его «Со-кол-19М» был сбит израильским «Старкетом». Это был первый бой для молодого желто-ротого лейтенанта, только что окончившего летное училище. Тогда Виктор сумел поса-дить горящую машину в расположении своих войск, а через два дня одержал свою пер-вую воздушную победу: свалил штурмовик «Лэнгли». Два года назад в небе над Стелле-ром у лейтенанта Погостина неожиданно заклинила система наведения лазеров на его но-веньком «Соколе-25». После боя механики выяснили, что просто был пережат световод привода лазерных пушек. С тех тор, Виктор всегда самолично проверял машину перед вылетом.
Бортовой компьютер закончил тестирование, цвет экрана остался нежно-зеленым: «Все в норме. Ни одного сбоя». Летчик расстегнул летный гермокостюм и извлек наружу маленький медный крестик. Старая примета. Если пред боем поцеловать нательный кре-стик, то все будет хорошо. Товарищи, пилоты ни когда не смеялись над этой приметой. Большинство летчиков авианосца сами были немного суеверны. Или талисман в кармане, или особый обряд подхода к боевой машине. Как например, майор Журавлев всегда са-дился в кабину с правой ноги. Только с правой, иначе удачи не будет. Командир третьей эскадрильи Вячеслав Страхов нарисовал на носу своей машины пенис. Шутники говори-ли, что образцом послужил собственный член Вячеслава Неждановича. А в бою к нему часто обращались не по имени, а по хлесткому прозвищу на букву «Х». Но, не смотря на такое оригинальное украшение, а может благодаря ему, «Сокол» комэска всегда возвра-щался в ангар с полупустыми патронными ящиками, и без единой царапины.
- Ребята, проверьте звенья – прозвенел в ушах голос командира первой эскадрильи Дикобраза. Свое прозвище он получил за патологическую нелюбовь к парикмахерам.
- Звено, доложите готовность – Виктор переключился на внутренний канал связи.
- Второй готов – мгновенно прозвучал ответ.
- Четвертый готов – с секундной заминкой ответил ведомый.
- Антибиотик, что случилось?!
- Третий, готов!
- Что, случилось? – повторил вопрос Виктор.
- Заклинило пушку, Христианин. Уже исправлено – доложил Антибиотик.
- Проверь еще раз.
- Все нормально. Я готов к вылету – повторил Антибиотик.
В 134-ом истребительном полку летчики обращались друг к другу исключительно по прозвищам. Обычай возник в незапамятные времена еще при формировании полка и с тех пор фанатично поддерживался всеми пилотами. Начальство морщилось, но терпело. Главное чтоб пилоты дело знали, а как они друг друга называют, дело десятое. Правда, Виктор слышал, что в штабе эскадры 134-й полк именуют одним емким словом: «Зоо-парк».
_________________
Расизм это как негр - его не должно быть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Лорд Каммерер
Oberst-writer


Зарегистрирован: 19.11.2002
Сообщения: 6262
Откуда: Приреченск

СообщениеДобавлено: Чт 26 Май 2005, 22:48    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

- Звено готово – доложил Погостин и тихо спросил – когда вылет, Дикобраз?
- Не знаю, - тем же заговорщицким шепотом отозвался комэск – я сам еще не знаю.
Словно в ответ на вопрос Виктора, медленно поползли вверх двери авиационного портала. За тонкой пленкой герметизирующего поля далеко впереди светилась атмосфера планета
- Приготовиться, к вылету, орлы! – прогремел голос командира полка, по прибор-ному экрану побежали строчки боевого задания: «Очистить район. Провести разведку». Комп истребителя получал тактические координаты и вектор входа в атмосферу. К сча-стью, авианосец висел прямо над своим квадратом ответственности, меньше времени на полет в вакууме. Виктор всегда настороженно относился к этому участку пути, от авиа-носца до атмосферы. Скоростные и маневренные над поверхностью самолеты в космосе превращались в тихоходные неуклюжие мишени. Точнее говоря, они просто не могли ид-ти с космическими скоростями в надпространстве.
Самолеты один за другим покидали авианосец. Виктор почувствовал как его «Со-кол-25» пришел в движение и по команде стартового робота включил двигатели. В этот момент летчик играл роль простого пассажира, все маневры выполняла автоматика. Транспортер взгромоздил машину на стол катапульты. Стартовый толчок вдавивший Виктора в кресло. Машина пулей сорвалась со стола, пробила пленку силового поля и очутилась в космосе. Виктор бросил истребитель вниз, к раскинувшейся до самого гори-зонта облачной пелене планеты.
Истребитель падал, падал камнем. Скорость дошла до шести тысяч км/ч. Навстречу проносились неряшливые клочья облаков. Впереди машины простиралась огромная серая плоскость. Наконец самолет погрузился в облака, в кабине стало темно, видимость упала почти до нуля. На локаторах отчетливо светились отметки других машин полка. На экра-не вырисовывалась карта местности под самолетом, пока еще нечеткая, схематичная. Полк шел как на параде, сохраняя строй. Виктор бросил взгляд на отметки ведомых на локаторе: «Молодцы, держат строй». Внезапно облака кончились, и перед Виктором рас-кинулась поверхность Рионы. На все стороны простиралась песчаная пустыня, только на западе угадывались очертания невысокого горного хребта. Не смотря на то, что они были на дневной стороне планеты, кругом царили мягкие сумерки.
Эскадрилья снизилась до восьми километров и перешла в горизонтальный полет. Скорость полета упала до 1500 км/ч. Звено Виктора оказалось на левом фланге. Приборы самолетов тщательно ощупывали поверхность, выискивая любые искусственные соору-жения, машины, любые следы разумной деятельности. Естественно не забывали и про воздушную опасность, локаторы «Соколов» держали под контролем пространство в ра-диусе трехсот километров. Внизу под плоскостями тянулись унылые песчаные дюны. Ка-залось, что этой пустыни миллионы лет не касалась конечность разумного существа, но приказ – есть приказ. На локаторе вспыхнули зеленые точки.
- Дикобраз! – Прокричал Виктор – вижу цели на 10 часов. 21 самолет.
Почти одновременно в динамиках прозвучали взволнованные доклады ведомых.
- Спокойно, Христианин, принимаем бой – спокойным будничным тоном ответил Дикобраз – поднимаемся выше.
- Командир, - донесся голос Борова, ведшего правый фланг – сильная магнитная аномалия на три часа.
- Эскадрилья, слушай команду – комэск резко перебил доклад Борова – поворот на 10 часов. Вступаем в бой. – Летчики в бою пользовались старой системой ориентирова-ния. Плоскость представлялась как циферблат земных часов. Цифра 12 ориентировалась на север.
Эскадрилья развернулась навстречу приближающемуся противнику, одновременно растягивая фланги. Дистанция стремительно сокращалась. Двадцать одна догонская ма-шина против шестнадцати руссколанских «Соколов-25».
«Их восемь, нас – двое. Расклад перед боем
Не наш, но мы будем играть.
Серега, держись. Нам не светит с тобою.
Но козыри надо равнять!»
Совсем некстати вспомнились стихи древнего поэта. Увеличить скорость. Все! Дис-танция! Прямо перед глазами Виктора на стекле летного шлема загорелись концентриче-ские окружности прицелов. Залп ракетами, поворот, включился отстрел противоракетных ловушек. Бандит синхронно повторил маневр ведущего, Антибиотик и Кролик отвернули налево. Затем форсаж и вперед навстречу противнику. Встречным курсом, но немного выше проскочили два догонских истребителя. Плоские ромбообразные машины, Виктор обратил внимание на причудливую надпись на брюхе ведущего. В этот момент по правой консоли хлестнул лазерный луч. Зеркальная обшивка «Сокола» почти полностью отрази-ла скользящий луч, но на приборном экране вспыхнула предупреждающая надпись. Ви-раж, бочка, отстрел ловушек. Самолет тряхнуло от близкого взрыва. Тройка догонов уве-ренно заходит сверху. Вдруг, ведущий взорвался и рухнул вниз – это Антибиотик и Кро-лик зашли в хвост увлекшемуся атакой врагу. Виктор закрутил свою машину в мертвую петлю, догон проскочил мимо и начал разворачиваться. Силуэт противника плавно вплыл в середину прицела. Залп! Истребитель легонько тряхнуло отдачей от скорострельных роторных пушек. Очереди ударили по хвосту догона. Противник свалился в пике. Еще залп! Лазеры прошлись по крылу догонского истребителя. В середине машины открылся люк, и катапульта выбросила из разбитого самолета паукообразное тело пилота. Виктор впервые видел живого догона. Гигантский паук плавно опускался на землю, покачиваясь под куполом парашюта.
- Христианин! Сзади! – в шлемофоне прозвучал тревожный возглас Кролика.
Виктор не раздумывая бросил машину в пике. А затем сразу вираж и эмельман. Прямо у фонаря кабины прошли лучи. Еще один маневр уклонения и «Сокол» наконец выскочил из-под огня. Преследователи отстали. Теперь можно набирать высоту. Навстре-чу Виктору шли два «Сокола». Под брюхом ведомого неожиданно расцвел огненный шар взрыва. Прямое попадание ракеты. Из машины ни кто не выпрыгнул. Прямо над головой крутилась карусель боя. С востока появились машины третьей эскадрильи, серебристые треугольники истребителей спикировали прямо в гущу боя. Виктор не заметил, как очу-тился в самом центре огненной круговерти. Внизу, чуть левее от Виктора возник догон-ский истребитель. Виктор слегка довернул машину, сервоприводы оружейного комплекса следовали как привязанные за взглядом пилота. Наконец, через целых полсекунды круги прицелов закрыли профиль догона. Виктор плавно нажал на гашетки. Лазеры ударили прямо в середину вражеской машины. Следом за лазерами на догона обрушились 30-мм снаряды.
Неожиданно все стихло. Бой кончился. Уцелевшие перехватчики противника разо-рвали огневой контакт и уходили курсом на 7 часов. Виктор привычно пробежал взгля-дом по приборам. На приборном экране горели яркие желтые полосы. «Повреждена об-шивка левого крыла, перебиты шины управления четвертого ракетного пилона, боеспо-собность 86%, боекомплект 81%» - звучал в шлемофоне бесстрастный доклад самолетно-го компа. «Я и не заметил, как меня подбили» - механически отметил Виктор. Истребите-ли без суеты разбились по звеньям и эскадрильям. Было потеряно три истребителя, еще четыре поврежденные машины на форсаже уходили в космос, стремясь добраться до сво-его авианосца. Эскадрилья за две минуты осталась без половины своего состава.
- Перестроиться, - скомандовал Дикобраз – курс на базу Борова. Мы и эскадрилья Пениса должны подавить зенитки и прикрыть «Полканы».
Дикобраза, не смотря на прозвище и растрепанный вид, любили и уважали. Сказы-валось уважение командира к своим людям. Сейчас Боров, катапультировавшийся из подбитой машины, брел по пескам, надеясь только на кислородные баллоны, табельный пистолет и на чудо. А обнаруженная им вражеская база уже получила его имя. Надпись: «База Борова» украсила штабные карты флота.
Двое ведомых держались за машиной Виктора Погостина. Кролик покинул строй и ушел вверх, стремясь вырваться на подбитой машине в космос, к спасительному ангару авианосца. Виктор еще не знал, что истребитель Кролика развалился в стратосфере, попав в атмосферный вихрь, летчик погиб.
Самолеты со всех сторон пикировали на ощетинившуюся ракетными установками и лазерными зенитками догонскую базу. Полдюжины длинных приземистых зданий выде-лялись на фоне песчаных дюн. Сенсоры угадывали под песком массивные бункеры. Зе-нитчики вели ураганный огонь. Виктор выпустил четыре ракеты по батарее зениток и резким маневром ушел от вражеского огня. Шедший рядом «Сокол» Антибиотика полу-чил прямое попадание ракеты, нос самолета смялся, словно от удара гигантским кулаком. Из падающего самолета вылетело кресло с вцепившимся в подлокотники летчиком и, ку-выркаясь, полетело вниз. На высоте четыреста метров раскрылся дельтаплан-парашют и унес пилота в пустыню, подальше от вражеских позиций. Еще одному не повезло. Но ко-ординаты приземления пилота автоматически были запомнены компом штаба. Сразу по-сле высадки, а может и раньше, в эту точку будет направлен спасательный бот. Шансов конечно немного. У гермокостюма автономность всего 36 часов, и самолет был сбит пря-мо на глазах противника. Те могут заинтересовался перспективой допросить пленника.
- Всем отходить – прозвучал приказ Дикобраза.
Виктор, не думая, рванул свой «Сокол» в сторону, и вовремя: метрах в ста от маши-ны пролетела какая-то черная капля. Через пять секунд истребитель тряхнула взрывная волна. Погостин плавно развернулся и бросил взгляд на базу Борова. Внизу все было по-крыто воронками. Огонь зениток стих. Тяжелые двухтонные бомбы сброшенные «Полка-нами» разрушили наземные постройки и пробили крыши подземных бункеров. По всей территории валялись куски термопласта, бетона и скрученные взрывами металлические конструкции. Справа и немного выше Виктора тройка «крокодилов» выходила в ракет-ную атаку. Виктор с удивлением заметил как на днище массивного, черного, вытянутого, с куцыми пилонами внешней подвески космического штурмовика вспыхивают разрывы зенитных снарядов. Видимо, бил мелкокалиберный автомат, не способный нанести какой либо урон бронированному «крокодилу». Как слону дробинка. «Полканы» одновременно дали ракетный залп и, развернувшись, плавно ушли на высоту, провожаемые редким зе-нитным огнем. Взрывы ракет перепахали базу. Еще один заход, и штурмовики, качнув на прощание пилонами, ушли прямо по вертикали в небо. Видимо пополнять боекомплект. На земле остались только догорающие обломки. Истребители вернулись к патрулирова-нию своих квадратов, но больше ни чего интересного не встретилось. Только Дикобраз обнаружил и расстрелял наземную машину. Закончив работу, полк сомкнул строй и на-правился к своему авианосцу.
За спиной остались вечная сумеречная мгла на Рионой, вражеские перехватчики, и катапультировавшиеся товарищи. Сейчас вокруг самолета расстилался безграничный, дружелюбный вакуум. Виктор сбросил скорость почти до нуля и аккуратно ввел машину в посадочный портал авианосца. Мягко щелкнули захваты парковочного робота, самолет потащило на стоянку. Сразу после того, как машину обхватили щупальца робота, отклю-чился двигатель. Системы управления ангара перехватили контроль над самолетом.
- Час на личные дела и снова по машинам – прозвучал в ушах голос командира пол-ка. Виктор откинул колпак кабины и медленно выбрался на крыло самолета.
- Крыло, левое – буркнул он подбежавшим механикам и, запнувшись, отвел глаза в сторону, отвечая на немой вопрос, застывший в глазах механиков – четверых потеряли, Боров, Дуболом и Антибиотик выпрыгнули.
Нет ни где в армии такой собачьей службы, как у авиамеханика. Летчик рискует, дерется, смотрит смерти прямо в глаза. Это гораздо легче, чем болтаться по опустевшему ангару, ожидая возвращения самолетов, и постоянно задавать себе вопрос: «Кто? Кто на этот раз?». А потом со всех ног бежать к поврежденным машинам и вытаскивать из раз-битых кабин раненных товарищей.
Полк падал навстречу планете. Следом за истребителями шли десантные боты. Не-поворотливые безоружные «Медузы» были желанной добычей для перехватчиков про-тивника. Полк получил четкий приказ: «Любой ценой обеспечить высадку десанта». На этот раз под самолетами открылась каменистая равнина. На юге виднелись развалины тройки догонских фортов. Истребители разошлись кольцом, прикрывая зону высадки. Четвертая эскадрилья осталась выше, в резерве. Почти сразу появились догоны. Первая и третья эскадрильи пошли на перехват. Короткий бой, и противник ушел, потеряв две ма-шины. Но и люди понесли потери: сбили Гориллу. Летчик успел катапультироваться бук-вально за секунду до того как повторный залп догонского «ската» развалил на куски по-терявший управление «Сокол». Перестроившись, эскадрильи вернулись в свой район, и вовремя. Над метавшимися из стороны в сторону, десантными ботами вертелась карусель боя. Двадцать восемь «Соколов» связали боем сорок «скатов». Виктор выжал ручку газа до упора, в этом хаосе стрелять ракетами было бесполезно, можно было попасть в своего. Навстречу летел догон. Ведя бешеный огонь из всего оружия, истребители разминулись буквально в метре друг от друга. В прицел влез другой «скат». Залп! Еще Залп! Против-ник виртуозно уворачивался от огненных струй. Сверху свалился «Сокол» с изображени-ем пениса на носу, на его крыльях трепетали огоньки пламегасителей пушек. Догон кач-нулся и, теряя куски обшивки, рухнул вниз.
Виктор поднял свой истребитель «коброй», пропуская перед собой снарядную оче-редь, и свечой взмыл вверх. Переворот, атака из пологого пике. На этот раз противник не ушел. Лазеры распороли крыло, а снаряды довершили дело. На экране локатора крути-лась хаотическая метель красных и зеленых точек. Приходилось по старинке ориентиро-ваться только визуально, по старинке. Внизу десантная «Медуза», отчаянно маневрируя, уходила от атак догонского истребителя. Виктор не раздумывая бросил машину в крутое пике. Догон, увлекшийся охотой за безоружным ботом, слишком поздно заметил опас-ность и поплатился за свою невнимательность. Виктор жал на гашетку, пока не загоре-лись красным индикаторы боекомплекта. «Снаряды 16%, заряд лазеров 38%. Увлекся» - Виктор смущенно пожал плечами. «Скат» буквально развалился на куски, не выдержав обрушившегося на него огненного ливня. Поврежденная «медуза» камнем падала вниз, но у самой земли летчик выровнял свой бот, резким тормозным импульсом сбросил ско-рость, и плавно опустил машину на грунт.
Проводив «Медузу» Виктор снова ринулся в бой. Шедший на встречу «Сокол» взо-рвался от прямого попадания в двигатель, летчик чудом успел катапультироваться. «По-везло. Прямо над своими» - подумал Виктор. В этот момент по машине хлестнули сна-рядные очереди. Левая рука онемела, по животу потекла горячая струйка. Виктор недо-уменно посмотрел на свою кровь и потянул штурвал на себя. Боль не чувствовалась, кос-тюм жизнеобеспечения вколол в кровь летчика стимуляторы и обезболивающее. Полуак-тивная ткань костюма моментально затянула дыры. Кабина в течение считанных секунд восстановила герметичность. Приборный экран горел ровным красным цветом: «Повреж-ден двигатель, уничтожены приводы горизонтальных рулей». Ни чего страшного, можно маневрировать двигателями, пока они тянут. Голова кружилась, за бортом самолета рас-стилалась спасительная облачная мгла. Вот в глаза ударил солнечный луч, машина вы-рвалась в верхние слои атмосферы, перед глазами плыли круги. Тревожный сигнал компа и новая порция стимуляторов вернули Виктора в сознание.
В ушах тихо звучала волшебная манящая музыка. Стихла аритмичная, болезненная дрожь поврежденного двигателя. Вокруг машины тянулись искрящиеся на солнце облач-ные острова и замки. Виктор посмотрел вправо, параллельно истребителю летел ангел. Мозг воспринял появление крылатого посланца с арфой в руках как должное. Божествен-ная музыка стала громче, она проникала в каждую клетку тела, наполняло сознание не-земным восторгом. Казалось, стоит ей стихнуть, и мир рухнет в пучину адской печали. Прямо по курсу «Сокола» возник хрустальный дворец. В отличие от облаков, на которых стоял небесный замок, он выглядел реалистично, сверкающие искрящиеся холодным ог-нем стены притягивали взгляд. Огромные врата были раскрыты. Острый глаз летчика различил даже длиннобородого лысого привратника с огромной связкой ключей на поясе. Еще раз, оглядевшись по сторонам, Виктор на этот раз увидел целых троих ангелов по-четным эскортом сопровождавших самолет. Вдруг звенящую волшебную музыку прервал пронзительный писк компа, и Виктор очнулся.
За стеклом раскинулась звездная бездна. Тысячи, миллионы звезд. Самолет упрямо шел навстречу крупной, растущей на глазах звезде. Виктор тряхнул головой, прогоняя наваждение, но звезда не исчезла, а только превратилась в покрытую провалами порталов тушу авианосца. Щупальца спасательного робота схватили самолет и втянули в темный провал ангарного портала. Чьи-то руки сорвали фонарь кабины и осторожно подхватили потерявшего сознание от потери крови летчика.

Мелодичный сигнал внутренней связи звучал прямо в голове. Всеслав переключил-ся на закрытый канал.
- Всеслав Бравлинович, - раздался тревожный голос Генералова – зайдите к нам. Наш приятель дал о себе знать.
- Спасибо, Бравлин, иду – Всеслав откинул в сторону крышку кокона, разрывая кон-такт с кораблем, и выбрался наружу. Голова кружилась. Как ни как больше восьми часов почти полной неподвижности в коконе управления. Окинув взглядом на прощанье, тесное помещение рубки, Всеслав нырнул в люк транспортной системы.
- Шеф, смотри! – поприветствовал Всеслава Бравлин Владимирович, не отрываясь от монитора – сейчас передатчики крейсера работают в режиме ближней связи, в преде-лах половины парсека, но один сигнал был нацелен на предельную дальность. Я его пере-хватил и просканировал. Это шифровка.
- Отложим подробности. Кто это?
- Команда на передатчик поступила от Вашего кокона, я чуть было не пропустил этот сигнал, но мой «следопыт» (так Бравлин Владимирович называл, запущенный им в мозг «Муромца» пакет вирусов) выдал тревогу. Это наш штурман. Только он.
- Бравлин, ты уверен? – с расстановкой произнес Всеслав – проверь еще раз.
- Нечего проверять! Это он. «Следопыт» однозначно говорит, что передачу вел штурман.
- Хорошо, очень хорошо. Передача не прошла?
- Нет, я перехватил управление и сымитировал работу передатчика. Ливанов ни чего не понял.
- Ну, ребята, мы хорошо поработали – Всеслав повернулся к стоявшему в стороне Стасу Левашову – будем брать. Оружие с собой?
Вместо ответа Стас демонстративно похлопал себя по боковому карману.
- Бравлин Владимирович, разреши – Сибирцев потеснил программиста у комп-модуля и вызвал командира корабля.
- Вадим Станиславович, прошу Вас, под любым предлогом отошлите штурмана на пассажирскую палубу. Да, я не шучу. Под мою личную ответственность. Спасибо Вадим Станиславович.
- Ну, все, - в руке Сибирцева, словно по мановению волшебной палочки, возник крупнокалиберный «Довод» - берем в коридоре. Сценарий жесткий.
Глеб Ливанов неторопливо шел по коридору. Приказ Явлинова: «Проверить каюты пассажиров», вызвал досаду и легкую неприязнь к Сибирцевской банде: «Возись с ними, как с маленькими детьми! Не крейсер, а штабной бордель!». Глеб только что отправил подробный отчет о бое своим друзьям. В воображении уже рисовались пухлые пачки банкнот. За эту шифровку наниматели выложат не меньше 100 тысяч долларов. К пенсии на его счетах накопится весьма приличная сумма, можно будет купить островок на Га-вайях, пару яхт и спокойно наслаждаться жизнью. Вот и каюты пассажиров, Глеб решил начать с дальней. Неожиданно прямо перед носом открылась дверь в апартаменты Все-слава Бравлиновича, и на пороге вырос сам Сибирцев.
- Привет, Глеб Владиславович, заходи, дело есть.
Ливанов отступил назад и почувствовал, как в спину уперся ствол пистолета.
- Не рыпайся, урод, - прошептал над самым ухом неприятный голос – яйца оторву.
Ни чего другого не оставалось, как воспользоваться приглашением Сибирцева, кар-тинно помахивавшего перед носом Глеба короткоствольным «Доводом».
- Сразу все расскажешь? Или помочь? – заботливо поинтересовался Всеслав, когда штурман опустился на услужливо подставленный стул. Стас Левашов, тот самый, кто держался в коридоре за спиной Ливанова, быстро обыскав арестованного, расположился у двери. Второй СГБшник, с абсолютно лысой, как бильярдный шар, головой стоял за спи-ной Глеба, надавив тому на плечи. Всеслав Сибирцев убрал в кобуру пистолет и вместо него достал шоковый разрядник. Было ясно, что эта троица просто так не отступится.
- Давай, колись, рассказывай, все что знаешь – повторил свое предложение Сибир-цев.
- О чем Вы, Всеслав Бравлинович!? – удивленно ответил Глеб. В том, что это про-вал сомнений уже не было, но можно было попытаться выторговать себе свободу или, по крайней мере, льготные условия заключения.
- Ты прекрасно понимаешь – холодно ответил Сибирцев, его серо-голубые глаза смотрели на Ливанова, как на козявку, букашку, недостойную даже честной пули – мне интересны: шифры, время сеансов связи, каким образом ты получаешь указания от своего руководства. Словом все о твоей шпионской деятельности.
- Я Вас не понимаю.
- Не понимаешь!? – Всеслав схватил Глеба за грудки и с силой тряхнул. – Слушай, приятель. Я не могу ни чего доказать на суде, но мне это не нужно. Я могу увезти тебя вниз и там пристрелить как собаку. Труп спишу на боевые потери.
- Я ни чего не знаю, вызовите Явлинова. Он подтвердит.
- Слушай, чудик, я могу засунуть твою башку под ментоскоп и выкачать из нее все подчистую, или вколоть тебе пару ампул одного чудесного средства. Язык развязывает, как на исповеди – пока Всеслав выкладывал это штурману, Левашов за его спиной раз-глядывал плоскогубцы.
- Всеслав Бравлинович, зачем «сыворотку правды» тратить, и с ментоскопом мы больше двух часов провозимся. Из клиента еще дерьмо потечет, хлопотно это – при этих словах Левашов даже не смотрел на штурмана, как будто тот был пустым местом - давай-те по старинке. Я умею, всего пяток ноготков сорвем и запоет, в крайнем случае можно будет дрелью зубы посверлить. С детства мечтал о работе стоматолога.
- Бравлин, тебе только дай клиента – скривился Сибирцев – ты его на кусочки раз-берешь. И зачем я такого садиста с собой взял?
- Ну можно, я только глаза выколю – канючил Левашов, при этом на его лице за-стыло зверское выражение – представляете! Если в глаз воткнуть раскаленную иглу – он взрывается. Ну дайте попробовать, я уже месяц ни кого не пытал.
- А может он сам расскажет? – Сибирцев повернулся к Ливанову.
- Ладно, ладно, – энергично закивал Глеб – давайте Ваши условия.
- Какие еще условия? – Сибирцев отступил в сторону, и к Ливанову направился Ле-вашов демонстративно щелкая плоскогубцами перед лицом допрашиваемого.
- Я Вам нужен – Глеб спокойно смотрел Сибирцеву прямо в глаза, стараясь при этом не дрожать – давайте гарантии и я буду сотрудничать.
- Так мы и без гарантий тебя выпотрошим. Правда потом придется от мяса избав-ляться, но ни чего: процедура отработанная. В капсулу без двигателя и сбросим вниз. Сгоришь еще в атмосфере.
- Но я могу сотрудничать, я все расскажу – наконец сломался Глеб.
- Если не будешь вилять и все выложишь на тарелочке, я тебе обещаю высылку за пределы княжества на все четыре стороны.
- Согласен – быстро ответил Глеб, он уже перестал надеяться, что вырвется из пере-делки живым и здоровым.
- Но если обманешь, – при этих словах Сибирцев показал пальцем в пол – смотри, сброшу на планету без скафандра или просто засуну в спасательную капсулу и запущу на солнце. Но с начала с тобой поработает мой сотрудник – при этих словах Стас плотоядно облизнулся и помахал плоскогубцами.
- Я понял – Ливанов, чувствовал, что СГБшник не врет, они на самом деле готовы применить пытки. А умирать из-за глупой верности своим нанимателям не хотелось.
В течение ближайшего часа Ливанов выложил все что знал. Экспромт с садистом Левашовым прошел удачно. Стасу с такими талантами только в театре играть. Штурман был абсолютно уверен, что на борту «Ильи Муромца» оказался форменный зверь, полу-чающий наслаждение от пыток. К счастью он не знал, что Стас не любил насилие и пред-почитал в любой ситуации находить компромиссное решение. Получив шифр, Сибирцев ушел в каюту Генералова. В Арконе была глубокая ночь, но Великий Князь почти сразу ответил на звонок, видимо ни кто из верховного командования сегодня не спал. Все жда-ли сводок из системы Рионы. Всеслав быстро и четко доложил ситуацию со шпионом. После непродолжительного обсуждения был выработан план операции, дальнейшей игры с хозяевами бывшего штурмана. А еще через четверть часа от агента по имени «Гради-ент» в ЦРУ ушла шифровка, согласно которой Руссколанский флот почти без потерь смел незначительные силы догонов в системе и успешно ведет захват планеты.
С одной проблемой было покончено. Североамериканский шпион был вычислен, арестован и после незначительного нажима выложил все что знал. Даже согласился на работу двойным агентом. Правда Сибирцев уже решил, что после пары шифровок ото-шлет Ливанова на Голунь под конвоем. Суда не будет, все одно, доказательств маловато. Лучше просто лишить его гражданства и выслать за пределы княжества. Всеслав вспом-нил свой последний разговор с Ирр-куан-каром. Догон бы не раскололся, ни при каких обстоятельствах. Это было ниже его достоинства.
_________________
Расизм это как негр - его не должно быть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Дим
Oberst-writer


Зарегистрирован: 11.08.2004
Сообщения: 3405
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт 27 Май 2005, 12:25    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Лорд Каммерер, Милорд, а всё же - есть надежда на издание Ваших работ - ну ОЧЕНЬ хотца наслаждаться и "Зелёным свистком" и этой прелестью дома, сидя в уютном кресле и отрешившись от рабочей суматохи? icon_redface.gif
_________________
Прощайте и здравствуйте, как всегда...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов www.talar.mastersite.ru -> БИБЛИОТЕКА имени САН САНЫЧА БУШКОВА Часовой пояс: GMT + 5
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 1 из 7

 
Быстрый переход:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



 
 

Rambler's Top100 WWWomen.ru WWWomen online!
vsemremont.ru
строительный форум

Powered by phpBB 2.0.1 © 2001, 2002 phpBB Group.

Перевод и адаптация: Студия web-дизайна MasterSite.ru