МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФАНКЛУБ А.А. БУШКОВА "СВАРОГ"

free counters


www.talar.mastersite.ru
перейти на основной сайт www.talar.sitecity.ru
 
HELPHELP  ПоискПоиск  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация
ПрофильПрофиль  Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения  ВходВход

Международный фанклуб "СВАРОГ":

Картотека клуба:

Картотека клуба

Парсуны и Высокие гербы уважаемых Лауретт и Лауров

Интимная жизнь:

Интимная жизнь Миледи и Милордов

Интимная жизнь Миледи и Милордов

Наградной отдел:

Наградной отдел

Наградной отдел международного фанклуба А.А. Бушкова "СВАРОГ"

Портал Армейских писателей

ArtOfWar. Творчество ветеранов последних войн.


Клиенты Студии МастерСайт:

Вологодский Лен

Вологодский Лен

Интернет-магазин, одежда из вологодского льна, вологодские кружева

Менью

Менью

Организация праздников: банкеты, фуршеты, свадьбы

Орсетто

Орсетто

Детская обувь оптом

Распутин. Выстрелы из прошлого.


 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов www.talar.mastersite.ru -> О КНИГАХ МАСТЕРА ПО ОТДЕЛЬНОСТИ
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Lord Rayden



Зарегистрирован: 16.09.2002
Сообщения: 1749
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт 02 Мар 2007, 20:32    Заголовок сообщения: Распутин. Выстрелы из прошлого. Ответить с цитатой

Милорд президент до сих пор не прочитал, поэтому публикую сюда отрывки, посвященные пан-славянскому братству. icon_biggrin.gif
Это третья глава книги. Описываются славянские страны без Сербии. Сербии позвящена отдельная четвертая глава.
_________________
Lord Rayden
--------------
"Баглю, ничуть не удивившись, вытянул из ножен фамильный палаш, процедил:
— Горротцы, говорите? Оч-чень кстати…"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Lord Rayden



Зарегистрирован: 16.09.2002
Сообщения: 1749
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт 02 Мар 2007, 20:44    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава третья
ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО "БРАТСКИМ ЗЕМЛЯМ"
1. "Чертовы ляхи"
Начнем с поляков ближайших соседей России. Увы, самим своим существова-нием они всегда представляли для панславистов досаднейшее недоразумение. По-скольку поляки несомненные, патентованные славяне - ну никак не вписывались в красивую теорию о тотальном объединении славян. Не проявляли ни малейшего же-лания сливаться в экстазе с будущей "славянской федерацией". Это было настолько очевидно, что даже самые упертые славянофилы не пытались сделать вид, будто ве-рят, что поляков удастся добровольно к этой федерации присовокупить. Не тре-бующим лишних подтверждений фактом было: поляки русских не любят. Прямо-таки категорически.
Вообще, мало с кем русские резались на протяжении многих веков так ожес-точенно и упорно, как с поляками. Различием в религии эту ожесточенность ни за что не объяснить: как-никак по соседству обитали и турки-мусульмане, и немцы-католики, и шведы-протестанты. Со всеми наши предки в то или иное время увле-ченно хлестались, то редко, то часто но польско-русская вражда все же представляет собой нечто особенное.
Суть проста. Сплошь и рядом государству и народу крайне необходим супостат — какой-то конкретный сосед или страна, которую делают "историческим врагом" и олицетворением всевозможных пороков. И тенденция это прямо-таки всеобщая. Между прочим, игра вовсе не шла в одни ворота: поляки столь же старательно выбрали своим супостатом Россию и большей частью на нее списывали все свои неурядицы, неудачи и поражения. Так проще. И гораздо удобнее. Не нужно искать причины невзгод в самих себе, достаточ-но привычно напомнить о "кознях супостата" — и все вроде бы ясно.
Русские, к примеру, обвиняли поляков в поддержке первого самозванца в Смутное время - хотя войско Лжедмитрия Первого составили вовсе не поляки, а главным образом белорусы ("литвины") и всевозможные казаки. Собственно поляки вступили в игру уже на втором этапе Смуты а до того польский король прямо запрещал своим подданным участвовать в русской заварушке (на каковое запрещение подданные дружно чихали, по-скольку королевская власть была чисто номинальной, и выполнять указы своего короля в Польше считалось прямо-таки дурным тоном).
С другой стороны, поляки винили во всех своих бедах не себя, а Россию. Которая-де злокозненным образом изничтожила польскую независимость хотя к краху поль-ское государство привел в первую очередь тот бардак, который сами поляки старательно поддерживали не одну сотню лет.
Точно так же обстоит и с 1939 годом. Поляки предпочитают не вспоминать, что поначалу весьма даже рассчитывали в союзе с Гитлером разгромить и поделить СССР вот только Гитлер решил, что такие союзники ему совершенно ни к чему и гораздо проще будет не делиться с ними, а самих завоевать...
Кстати, совсем недавно вышли на русском языке прелюбопытнейшие мемуары бывшего польского офицера Стефана Газелла. И означенный Стефан подробно вспо-минает, как в начале 30-х годов нелегально пробирался в СССР, чтобы раздобыть сведения о новом типе советской рации. И раздобыл, попутно убив без всяких цере-моний красноармейца — не вовремя на дороге оказался, а у диверсантов приказ, они люди дисциплинированные...
А в общем в русско-польской затянувшейся вражде бессмысленно искать пра-вого и виноватого, как невозможно теперь определить, кто же первым развязал много-вековую вражду между англичанами и шотландцами или французами и испанцами. Супостатов испокон веков выбирали себе все до единого: французы эту роль отво-дили немцам, чехи австрийцам, турки - персам. Даже сибирские эвенки, безобидный кочевой народец, давным-давно тоже назначили себе супостата. Якута. Существует большой пласт эвенкийского фольклора, где подробно расписывается, как проныр-ливый, жадный, коварный якут, стяжатель и проныра, обманщик и интриган, тем только и занят, что обводит вокруг пальца добрых, простодушных, живущих в гар-монии с природой эвенков. Выполняет практически те же функции, что злой жидо-масон в национал-патриотической мифологии великороссов. Тенденция, однако. Даже далекие от городской цивилизации почти первобытные народы самостоятель-но доходят до мысли отыскать среди соседей супостата...
А впрочем, мы отклонились от темы. Так вот, существование поляков, их стойкая нелюбовь к России давали повод задать панславистам ехидный вопрос: если не получается наладить более-менее добросердечные отношения со славянами, жи-вущими не за тридевять земель, а тут же, за березнячком, не означает ли это, что со славянами отдаленными, столетиями обитавшими вдали от России и никак с ней не связанными, все пройдет гладко?
Насколько мне известно, этот вопрос панславистам никто вроде бы не задавал. А жаль. Следовало бы, еще как следовало. Глядишь, и поубавилось бы оптимизма...

2. Чехи и словаки
Обычно и тех и других принято скопом относить к числу "угнетавшихся Авст-рийской империей". А это не вполне соответствует истине. Дело в том, что Австро-Венгерская империя делилась на две четко выраженные части, соответственно авст-рийскую и венгерскую. Чехи были "подотчетны" Австрии, а словаки - Венгрии. И словакам под властью мадьяр действительно приходилось несладко. В некоторых областях доходило до того, что словаки по причине жутчайшей нищеты обитали в пещерах. Не зря же в 1848 году (я об этом вспоминал не раз и буду повторять снова, если понадобится) все подвластные Вене славянские народы дружно выступили на стороне императора про-тив взбунтовавшихся мадьяр (православные румыны, впрочем, тоже, хоть и не славяне - мадьяры всех достали).
Чехам жилось "под австрийцем" не в пример вольготнее благо "притеснения" бы-ли чисто символическими: вроде обязанности для чехов-депутатов имперского парла-мента выступать в его стенах исключительно на немецком, а не на родном языке. А в остальном вполне нормальная жизнь. И в армии чехи до генералов дослуживались, и в качестве чиновников немалых постов достигали, и орденами их не обходили.
Вот, кстати, об армии. Представления об австро-венгерской армии мы черпаем в основном из одного-единственного источника - "Похождений бравого солдата Швей-ка" Ярослава Гашека. Роман, бесспорно, талантливый, но в качестве пособия по изучению истории служить никак не может. Вот, скажем, одна из сцен: герои романа, Швейк с приятелями, сидят в полковой канцелярии и болтают, естественно, на родном языке. В дверь просовывается какое-то австрийское мурло и громогласно возмущается: мол, что за бардак? Стоит ему за дверь выйти, как начинается тарахтенье на чертовом славянском наречии...
Реальный австрийский офицер просто не мог так себя вести. Немецкий язык в им-перской армии был "официальным" — на нем отдавались приказы в строю, на нем ве-лась вся документация. Но кроме "официального" языка существовал еще и "полко-вой". Проще говоря, если в полку, скажем, большинство составляли чехи, то вне строя использовался исключительно чешский - и офицеры с унтер-офицерами, будь они чистокровнейшие немцы, обязаны были его знать. Полковых языков могло быть и два, и даже три - все зависело от национального состава части. Если в полку поровну чехов, поляков и закарпатских русинов господа офицеры вкупе с унтерами, извольте владеть в совершенстве тремя языками, иначе получится неполное служебное соответст-вие...
Нельзя отрицать, что чехи испытывали к России определенную симпатию но не более того. По их твердому убеждению, Россия должна была в первую очередь помочь им добиться независимости, а дальше они уж сами как-нибудь справятся, без всякой всеславянской федерации.
Во исполнение этого плана чехи во время Первой мировой сдавались в плен русским рядами и колоннами. Лично у меня это вызывает крайне двойственные чув-ства. С одной стороны, это вроде бы приятно когда из рядов клятой австрийской ар-мии массами перебегают братья-славяне. С другой... Есть в такой вот массовой сдаче, положа руку на сердце, что-то... Не знаю, как и выразиться, какие слова подобрать. Что-то неправильное и явственно попахивающее неблагородством.
Как-никак жизнь чехов в качестве подданных Австрийской империи вовсе не была беспросветным ужасом. Нормальная была жизнь, не считая мелких бытовых не-удобств. И присягу чехи приносили по всем правилам. И абсолютно все права и при-вилегии австрийского военнослужащего и на них в полном объеме распространялись. Так что, как ни крути, а чехи... В общем, попахивает не самым благородным ароматом. Особенно если вспомнить, что все прочие славянские народности, призванные в ряды австрийской армии, не проявляли ничего даже отдаленно похожего на более-менее массовую сдачу в плен. И хорваты, и словенцы, и боснийцы исправно воевали под чер-но-желтым австрийским зна….(113 стр.) (выпали 2 стр. в исходном файле)
(116 стр.)
…щий, неподдельный герой войны с Германией. Но язык за зубами держать не хочет, то и дело язвит...
Во время войны чехи как миленькие собирали танки для вермахта, делали артил-лерийские орудия, грузовики и прочую военную технику. Потом они объясняли, что, добросовестно завинчивая гайки, испытывали нешуточные душевные муки, и даже в знак своего антифашистского образа мыслей выходили на работу в цехах военных за-водов в черных рубашках. Но, в каких бы они там ни щеголяли рубахах, работали, стервецы, по-стахановски - немец ведь приказал...
Словаки, те особенно не притворялись. Они быстренько организовали свое госу-дарство (разумеется, кукольное, целиком зависевшее от Германии) и воевали против СССР в качестве союзников Третьего рейха. Всего среди военнопленных, взятых совет-скими войсками, оказалось семьдесят пять тысяч "братушек" - чехов и словаков. Все они в один голос твердили о славянском братстве - но исключительно после того, как оказы-вались в плену...
Никому не кажется, что "братушки" получаются какие-то неправильные?

3. Нестандартные братья
Речь пойдет о словенцах и хорватах. А нестандартными я их назвал потому, что они, с точки зрения панславистов, не вполне укладываются в благостный образ "бра-тушек".
Прежде всего из-за религии. Словенцы к православным не относятся, часть исповедует католичество, часть - протестантство. Государственной самостоятельности они лишились давным-давно, более тысячи лет назад, и жили под властью австрийской короны. Именно словенцем, а вовсе не немцем, был, кстати, автор знаменитых "Запи-сок о Московии" Сигизмунд Герберштейн.
К началу XX века словенцы сохранили себя как нацию и жили в составе Авст-ро-Венгерской империи не так уж плохо.
Промышленники, банкиры и торговцы данной национальности играли в эконо-мике империи важную роль: крупные металлургические заводы, химические фабрики, угольные шахты, торговые дома, банки...
Вообще-то многие словенские интеллектуалы устанавливали культурные связи с Россией и подчеркивали в своих работах, что прекрасно помнят: словенцы часть "ве-ликого славянского племени". Вот только они не проявляли никакого желания следовать за русскими панславистами. Вплоть до начала Первой мировой поддерживали не идею "единства всех славян", а теорию "триализма". Что это означало? Да попросту то, что словенцы хотели преобразовать Австро-Венгрию в Австро-Венгро-Славию, только и всего. Славянские земли империи должны были стать такой же автономной единицей, какими были Австрия и Венгрия. И никакого отделения от Вены...
Легко догадаться, что это шло вразрез с панславизмом - а потому панслависты на словенцев поглядывали косо: с одной стороны, вроде бы братушки, с другой - ка-кие-то не такие, не укладывающиеся в теорию, более того, откровенно противившие-ся светлой идее "всеславянской федерации"...
Категорически не укладывались в теорию и хорваты. Стопроцентные славяне но, леший их побери, католики. С начала XII столетия входили в состав Венгрии. Позже, когда началась турецкая экспансия в Европу, именно хорваты (а не сербы, как отчего-то принято считать) как раз и остановили продвижение османов. После чего добро-вольно вошли в состав Австрийской империи.
Любопытно, что хорваты - единственный европейский народ, который можно... по-ставить рядом с казаками! Именно так и обстояло дело. Еще в конце XVI века, оберегая рубежи от турок, австрийские императоры создали в пограничье особую, автономную, во-енно-административную единицу. Называлась она Военная Граница. Жившие там хорваты - "граничары" по своему статусу весьма напоминали как раз казаков: Вена предоставляла им землю, жалованье и другие привилегии, а в обмен "граничары" пожизненно несли служ-бу, защищая границу от турецких набегов.
Самое интересное не русские, а именно хорват Ю. Крижанич (которого подчас неправильно называют сербом) и выдвинул первым идею "всеславянского государст-ва", ориентированного против немцев. Для пропаганды своих идей он даже придумал "всеславянский язык" - смесь старославянского, русского и хорватского.
Но это было слишком давно... В XIX веке хорваты уже думали о другом. Королев-ский наместник Хорватии Елашич (один из усмирителей венгерского мятежа) высказы-вался о национальном самоопределении так: "Я бы предпочел видеть мой народ под турецким игом, чем под полным контролем образованных соседей... Просвещенные народы требуют от тех, кем они правят, их душу, то есть, говоря иначе, их националь-ную принадлежность". Под "просвещенными народами" имелась в виду и Россия...
Конечно, существовала в Хорватии "группа Штросмайера". Иосип Штросмайер, политик и просветитель, основатель Югославской академии в Загребе, ставил своей целью добиться на славянских землях духовного примирения католиков и православных, выступая против некоторых догматов католицизма, поддерживал контакты с Сербией и был сторонником как отделения Хорватии от Австрии, так и создания милого сердцу панславистов единого югославянского государства.
Неисповедимы пути славянского мышления! Штросмайер был вовсе не православ-ным интеллигентом, как кто-то может подумать, ознакомившись с его программой, а католическим епископом, главой хорватской католической церкви...
Однако гораздо больше сторонников имели националисты, выступавшие за соз-дание Великой Хорватии но не самостоятельной, а той самой автономной третьей части Австрийской империи. Именно они и ввели в обиход само слово "Югославия". Под которой понимали Хорватию, Боснию, Герцеговину и часть Словении — повторяю, в составе империи. Без всякой Сербии!

4. Самые отважные братья
Речь идет о черногорцах — единственном славянском народе Балкан, сохра-нившем независимость. Вообще-то Черногория числилась вассалом Турции и пла-тила какую-то дань, но турки так и не смогли вступить на территорию этой крохот-ной, затерянной в труднодоступных горах страны. Очень уж смелым и воинствен-ным был тамошний народ. Достаточно упомянуть о крайне интересном обычае, за-менявшем тюремную отсидку. Тюрем в Черногории не имелось, но, как и везде, по-падались субъекты, которых следовало на какой-то срок изолировать от общества. У таких попросту отбирали оружие, и этого было достаточно - весь назначенный ему срок виновный сидел дома, поскольку выйти на улицу невооруженным для черно-горца было таким позором, какой мы и представить себе не можем...
Добрые отношения с Россией Черногория поддерживала еще со времен Петра I. В 1806 году черногорцы вместе с русским экспедиционным корпусом разгромили вторгшиеся на Балканы наполеоновские войска.
Вот только очень уж маленьким было это православное государство для пол-ноценного союзника России. Увы, в международных делах должен торжествовать именно такой расчетливый цинизм. И кроме того, черногорский митрополит высту-пал за создание не "всеславянской федерации", а сербско-черногорского царства - с самим собой во главе. С планами панславистов это расходилось, согласитесь, самым решительным образом...

5. Македония
Об этой области мало кто помнит и знает. А меж тем она существует (в на-стоящее время — в качестве независимого государства).
Во второй половине XIX века она представляла собой... честно говоря, я так до сих пор и не понял, что же представляла собой тогдашняя Македония. Население православные, говорящие на болгарском, но именующие себя не болгарами, а македон-цами. А также: турки, албанцы-мусульмане, болгары-мусульмане, православные сербы и греки. Картина...
Поскольку македонский язык крайне близок к болгарскому, независимая Болга-рия с первых дней своего существования претендовала на обладание Македонией как своей "исконной областью". Греки, наоборот, считали, что Македония (вместе с Албани-ей и западным побережьем Малой Азии) должна стать частью Великой Греции. Что шло вразрез с сербскими планами - сербы полагали, что Македония обязана присоединить-ся к Великой Сербии, и никак иначе.
Все вышеперечисленные государства по этому поводу конфликтовали меж собой, интриговали, посылали агентов, старались ужать "сферы влияния" конкурентов. Корен-ные македонцы примыкали кто к первым, кто ко вторым, кто к третьим - а некоторые шли в анархисты, чтобы всласть пошвыряться бомбами уже в кого попало, лишь бы это было против власти. Не зря одна из разновидностей ручных бомб, какими пользовались и русские террористы, называлась "македонка"...

6. Босния и Герцеговина
Занятые в 1878 году австрийскими войсками Боснию и Герцеговину тоже никак нельзя отнести к странам, где все ясно и просто. На Балканах такого понятия "ясно и просто" вообще не существует, хоть ты тресни. Куда ни глянь, все запутано до полной невероятности...
Боснийцы были почти стопроцентно мусульманами. Так уж обернулось — они, единст-венная славянская нация, практически поголовно принявшая ислам. Совершенно добро-вольно, замечу как мы уже знаем, турки никогда не ставили перед собой задачу полностью сделать мусульманами все покоренные ими славянские народы.
Дело в том, что боснийцы, скажем прямо, никогда особенно и не были крепкими в христианской вере. Христианство там распространялось крайне медленно и туго, го-раздо большее влияние имело язычество. Во второй половине XII века в Боснии самым широким образом распространилась богомильская ересь, сугубо антихристианское учение. Дошло до того, что образовалась так называемая "боснийская церковь", с кото-рой, забыв разногласия, рука об руку боролись католическая церковь и православная — но без особенных успехов.
А потом пришли турки и без труда завоевали Боснийское королевство. Боснийцы - чему до сих пор нет логического объяснения за 8 дней сдали туркам 70 крепостей. А вскоре всем народом практически добровольно приняли мусульманство. Историки дружно возлагают вину на богомильство - ересь, разложившую народ. И нет причин им не верить.
В дальнейшем единоверная Босния доставляла туркам менее всего беспокойства. Наоборот, боснийские отряды воевали в турецкой армии, и неплохо, именно благодаря им в свое время турки одержали пару серьезных побед над христианскими европейски-ми войсками. Из Боснии вышло немало крупных военачальников и гражданских чи-новников Османской империи.
Говорили боснийцы на сербском, письменность их была на основе латинского алфавита, религия ислам. Ничего нет удивительного в том, что эти славяне не проявляли ни малейшего интереса ни к панславизму, ни к прочим разнообразным теориям всесла-вянского братства. Вообще, народ был чертовски невозмутимый. Сначала они без ма-лейшего ропота жили-поживали в составе Османской империи, а оказавшись нежданно-негаданно под властью австрийской короны, пожали плечами и приняли перемены с олимпийским спокойствием.
Признаюсь честно: из всех балканских народов именно боснийцы вызывают у меня откровенную симпатию. Они не питали дурацких фантазий о создании Великой Боснии от моря до моря, не выдвигали к соседям территориальных претензий, не ввя-зывались в идейно-политические баталии, сотрясавшие Балканы ежегодно и повсеме-стно. Они просто жили, растили детей, строили дома, копали колодцы и пасли стада, пляса-ли на свадьбах и прокладывали дороги. Замечательные люди! Побольше бы таких - и мир, полное впечатление, был бы избавлен от некоторых войн и дурацких политических тео-рий...
Герцеговина представляла собой качественно иную картину. Населяли ее католи-ки-хорваты и православные сербы. Именно там чуть ли не двести лет шла вялотекущая повстанческая борьба против турок - не утихавшая главным образом оттого, что герцего-винцев поддерживали оружием и деньгами Сербия и Россия. Русское участие было довольно скромным - а вот Сербия, начиная с определенного времени, прямо-таки опутала Герцеговину своими тайными организациями, опиравшимися на тамошних сербов. Планировалось присоединить Герцеговину к Сербии - но эти планы, как уже известно, нарушила Австрия.
Остается добавить, что Герцеговина по своей незначительности сама не строила никаких грандиозных планов единения славянства. Всего-навсего двигалась в фарватере Сербии но напряженности на Балканах это прибавляло...

7. Албания
Даже заправские оптимисты никогда не причисляли албанцев к славянам. Как утверждает историческая наука, албанцы потомки иллирийцев, индоевропейского пле-мени, поселившегося на побережье Адриатического моря еще в середине II тысячелетия до Рождества Христова. История Албании в общем стандартна для Балкан: тысячу лет назад приняли христианство, пытались создать свое государство, но как-то не сложи-лось, дело ограничилось несколькими крохотными княжествами. За албанские земли старательно воевали меж собой Сербия, Болгария, Византия и Венеция...
Потом пришли турки и поступили подобно леснику из известного анекдота.
К началу XX столетия примерно половина албанцев уже была мусульманами, а ос-тальные почти поровну делились на католиков и православных. Не будучи славянами, албанцы никакого интереса к славянофильству в любых его видах не проявляли. Но о национальной независимости, разумеется, мечтали каковую получили позже всех бал-канских народов, в 1912 году, а впрочем, не последними, а предпоследними незави-симая Македония возникла только в самом конце XX века...
Будучи реалистами, албанцы ни о какой такой Великой Албании и не заикались, что характеризует их с лучшей стороны люди трезво оценивали свои силы, а это не каждому дано.

8. Итоги и выводы
Надеюсь, читатель получил кое-какое представление о расстановке сил на Бал-канах, основных игроках и их стремлениях. О Сербии будет отдельная глава, а мы пока что подведем некоторые итоги.
Думаю, не будет преувеличением назвать Балканы сумасшедшим домом Европы вряд ли это определение особенно отличается от "порохового погреба".
Главное, что мы увидели, на Балканах, рассуждая беспристрастно, вовсе не су-ществовало тех "славянских братьев", что рисовались лишь в воспаленном воображе-нии русских панславистов. Мало кто, за исключением отдельных оригиналов, собирался следовать за идеей "всеславянской федерации". Одни славянские народы собирались добиться для себя больших прав, оставаясь в составе Австро-Венгерской империи. Дру-гие всерьез мечтали сколотить собственную мини-империю Великую Грецию, Великую Сербию, Великую Болгарию (что полностью противоречило идеям панславистов). Тре-тьи, не питая наполеоновских планов, стремились для начала добиться независимо-сти, а там, полагали они, видно будет. "Брата-славянина" в чистом, лабораторном виде, готового жизнь положить за великую всеславянскую державу с Россией во главе, попросту не существовало в реальности за исключением отдельных экземп-ляров, не способных ни на что влиять. Однако панслависты никак не могли себе этого уяснить. Опыт Болгарии их ничему решительно не научил. Не научили и дру-гие события - например, публичные выступления князя Черногории, заявлявшего, что лидером союза Балканских славян должна стать... Румыния!
А ведь хватало трезвых суждений, черт возьми! Вот что писал в 1913 году о си-туации на Балканах российский поверенный в делах Черногории Н. А. Обнорский: "Если балканские славяне и являются солидарными с Россией в основных чертах своей внешней политики, то в отдельных ее задачах они, как государства молодые и еще дале-ко не завершившие своего естественного развития, долго еще будут склонны ко вся-кого рода политическим авантюрам и, следовательно, уклонениям от твердого курса славянской политики, руководимой Россией. Вот почему всякие политические и в особенности военно-политические соглашения меж нашим великим уже давно сло-жившимся и ведущим мировую политику отечеством и еще развивающимися от-дельными славянскими государствами на Балканах представляются, по моему скромному мнению, весьма для нас неудобными и едва ли целесообразными".
Не прислушались. Поступили с точностью до наоборот и буквально через год ввязались в войну из-за миража "славянской солидарности"...
Генерал Куропаткин писал не менее толково: "За весь длинный исторический период пятнадцати столетий Россия не играет никакой роли на Балканском полуост-рове... В течение пятнадцати столетий до овладения Балканским полуостровом тур-ками, как между славянами, жившими на полуострове, так и между ними и славяна-ми Венгрии (словаками. А. Б.), Польши и России не существовало сознания общно-сти интересов, не сознавалось ни племенной, ни религиозной связи. Славяне на полу-острове непрерывно сражались друг с другом... только рознь их была одной из главных причин победы над ними турок".
Действительно, "славянской общности" никогда не существовало, и верили в нее одни русские прекраснодушные романтики. Что до братушек... Они, собственно, не заслу-живают клейма "плохих". Никакие они не плохие. Они просто-напросто (как в советские времена лидеры "избравших социалистическую ориентацию" африканских стран) пре-следовали свои насущные цели, и грех их за это упрекать. Беда только в том, что они очень быстро поняли: если поддакивать России касаемо славянского единства, Россия и денег даст, и войска пошлет, и поддержит всячески. Грех не доить вдумчиво такую ко-ровку...
А ведь тот же Куропаткин за четыре года до Первой мировой писал толковые вещи, которые стоит цитировать и цитировать:
"У нас находились такие горячие славянофилы, которые готовы были признать более справедливым и более важным для России заниматься устройством судьбы за-падных славян, чем, например, таких латышей, финнов, мордовцев, немцев и других на-родностей, которые приняли наш язык, нашу веру, давно стали самыми близкими и даже кровным родными нашими.
Но и народности, обитающие в России, которые сохранили свой язык, свою рели-гию и сотни лет живут с нами одной жизнью, создавали, хотя и в малой степени, с рус-скими славянами великую Россию, сражались бок о бок с нами - неужели они нам более чужие, чем, например, босняки и герцеговинцы, о существовании которых огромное большинство русского народа узнало только недавно?
Неужели бедная в своих средствах и некультурная Россия в XX веке, в ущерб ко-ренному русскому населению и не заботясь о приобщении к русской государственности почти 40 млн. живущего в России приграничного населения, снова будет расходовать кровь своих сынов и тратить кровные русские деньги на устройство отделенных от нас дру-гими народностями западных славян?"
И к этому не прислушались. Господствовал любимый принцип русской ин-теллигенции: не обращая внимания на собственные неурядицы и насущные потреб-ности, отдавать все силы очередной "мировой проблеме": то борьбе за демократию, то распространению коммунизма, то защите славянских братьев...
Хотя... Главная трагедия в том, что прекраснодушные фантазии российских "мыслителей" прекрасно сочетались с гораздо более циничными расчетами военных и политиков, поглядывавших в сторону Балкан уже со своим интересом. Сочетание романтичных, напрочь оторванных от жизни прожектов с амбициями генералов и министров - штука взрывоопасная...
Я уже цитировал выше русских мемуаристов, к своему горькому разочарова-нию встретивших в Болгарии нечто решительно непохожее на славянофильские ил-люзии. Теперь - свидетельство человека, столкнувшегося с тем же самым в Сербии.
Князь В. П. Мещерский некогда был известен на всю Россию - внук историка Карамзина, работодатель Достоевского, многолетний издатель журнала "Гражда-нин", камергер Александра II, личный друг Александра III. Правда, в советские годы его постарались погрузить в забвение, объявив реакционером и черносотенцем. На деле при жизни князь подвергался нападкам решительно со всех сторон поскольку безжалостно критиковал не только революционеров и либералов, но и высшую го-сударственную бюрократию, и светское общество.
"Одержимый бесом братушколюбия", как он сам позже с горечью вспоминал, Мещерский заделался яростным панславистом. "Я готов был в эти минуты объявить врагом России всякого, кто не хотел, как я, и войны, и освобождения всех славян, и заодно взятия Константинополя". И статьи писал соответствующие, придя в "воин-ственный и славянофильский азарт".
И вот князь, "чтобы девать куда-нибудь свой славянофильский пыл", отправ-ляется в Сербию, на землю обетованную. И что же он там видит?
Прежде всего, еще по дороге выяснилось, что подавляющее большинство рус-ских добровольцев, отправившихся на помощь сербам - никакие не "идейные" борцы, а "сволочь", "мазурики", искатели приключений, намеревавшиеся ловить рыбку в мутной воде. Но это еще не самое печальное. Мещерский прибывает в Белград...
"Познакомившись с главными действующими лицами, я сразу получил холодную ванну, ибо убедился по впечатлениям, которое они на меня произвели, что и князь Ми-лан (правитель Сербии. - А. Б.) и митрополит Михаил, и знаменитый премьер Ристич — все это были более или менее искусные актеры (здесь и далее - выделено самим Мещерским. - А. Б.), разыгравшие сообща комедию восстания, и в особенности коме-дию эксплуатирования добродушной в своем энтузиазме России...
Доминантною нотою во всех троих было неудовольствие на Россию, что она слишком мало делает для Сербии и, не решаясь объявить войны, ограничивается только присылкою сброда добровольцев-скандалистов и деньгами, которых, кстати, прибавля-ют они, шлют слишком мало... И все это я услышал в ту минуту, когда, приехав в Бел-град, я думал застать всех от мала до велика в настроении умиления и благодарной люб-ви к России... И, вспоминая, как иные русские несли в славянские комитеты свои кровные гроши, здесь сразу окунулся в мир, где между добровольцами шел разговор о том, сколь-ко золотых проиграно или выиграно Миланом во время ночной оргии. В итоге Белград со всеми своими официальными лицами произвел на меня тяжелое впечатление. Я думал в нем найти патриотическую температуру на несколько градусов выше петербургской, которая была высока, но нашел совсем противоположное... Я не услышал здесь в серб-ских сферах ни одного сердечного тона, ни одной ноты чувств. Наоборот, везде я слышал только холодные отголоски расчета, самолюбия, честолюбия и мыслишек эгоистичного холодного ума".
Быть может, "внизу", в простом народе, царили иные настроения — неподдель-ная любовь, уважение и благодарность к русским братьям? Увы, увы... Мещерский достаточно пообщался и с самым что ни на есть простым народом...
"Я вступал с мирными поселянами в разговор, ожидая от них патриотических излияний. Но везде мои ожидания не сбылись. От каждого крестьянина я слышал все одну и ту же мысль: жилось им хорошо, никто их не обижал, о турках не было ни слуху ни духу, и вдруг наехали сюда русские, берут с них контрибуцию, разоря-ют подводами, а иные так даром возить заставляют и лошадей загоняют. И, глядя на повсеместные корыстные довольства и благополучия, на общие и повсеместные признаки такого благосостояния, в котором народ все имеет, ничего не желает и ни на что не жалуется, я начинал понимать, что эти действовавшие на меня, как холод-ный душ, народные речи были отголосками живой правды... Самое странное было то, что нигде я не слышал даже малейших проявлений той ненависти к туркам, ко-торою мы на берегах Невы так кипели..."
Поневоле напрашивается вопрос: так где же пресловутое "турецкое иго"? Не-ужели исключительно в воспаленных мозгах "одержимых бесом братушколюбия" русских?
В это самое время миллионы русских крестьян пребывают за чертой бедности - нехватка земли, непосильные выкупные платежи. Школ и больниц катастрофиче-ски не хватает - грамотных лишь 20% населения, село практически оставлено без квалифицированной медицинской помощи. В богатейшей Сербии обитает не более девяти процентов населения, и ее природные богатства не используются должным образом, города немногочисленны, железных дорог нет, инфраструктуры нет. Но не обнаруживается у России цели важнее, чем осыпать золотом вполне сытых, само-достаточных "братушек". Да еще проливать за них кровь...
И ведь прекрасно видели, что это за публика! Достоевский писал в своих "Дневниках писателя": "...в части славянской интеллигенции, в некоторых высших представителях и предводителях славян существует действительно затаенная недо-верчивость к целям России, а потому даже враждебность к России и русским... Нечего скрывать нам от самих себя, что нас, русских, очень даже многие из образованных славян, может быть, даже и вовсе не любят. Они, например, все еще считают нас, сравнительно с собой, необразованными, чуть не варварами. Они далеко не очень интересуются нашими успехами гражданской жизни, нашим внутренним устройством, нашими реформами, на-шей литературой. Разве уж очень ученые из них знают про Пушкина, но и из знающих вряд ли найдется уж очень много таких, которые согласятся признать его за великого сла-вянского гения. Очень многие из образованных чехов уверены, например, что у них уже было сорок таких поэтов, как Пушкин. Кроме того, все эти славянские отдельности, в том виде, в каком они теперь - политически самолюбивы и раздражительны, как нации неопытные и жизни не знающие".
Достоевский прекрасно понимает, что православие вовсе не залог братства: "Греческий и славянский элементы несоединимы: оба элемента эти с огромными, совсем несоизмеримыми и фальшивыми мечтами, каждый о предстоящей ему собственной слав-ной политической будущности".
Казалось бы, приговор беспочвенным фантазиям панславистов? Не спешите... На-писав все это, Федор Михайлович без малейшего перехода ударяется в романтическое словоблудие, не имеющее ничего общего с реальным развитием событий: "Поймут ко-гда-нибудь даже и народы славянские всю правду русского бескорыстия, а к тому времени восполнится и духовное их единение с нами... На них подействует неотразимое обаяние ве-ликого и мощного русского духа как начала им родственного. Они почувствуют, что нельзя им развиваться духовно в мелких объединениях, сварах и завистях, а лишь всеце-ло, всеславянски. Огромность и могущество русского единения не будут уже смущать и пугать их, а, напротив, привлекут их неотразимо..."
Ничего из этих прекраснодушных мечтаний не сбылось! Все проистекало как раз наоборот...
Обязательно нужно упомянуть и еще об одной славянской народности, кото-рую мы упустили из виду: славянах Галицкой Руси и Закарпатья, "стенающих" под гнетом Австрии. Их тоже планировалось присоединить к гипотетической "всесла-вянской федерации" поскольку они якобы именно этого ждут не дождутся. Увы, увы... Как и поляки, наши самые близкие соседи галичане и закарпатцы были, соб-ственно, чужими России. В древние времена Галицкая Русь была частью Руси Киев-ской - но с тех пор прошло семьсот лет, в течение которых Галиция принадлежала то венграм, то полякам, а с XVIII века австрийцам. А посему стала чужой. Куропат-кин: "Вследствие большей близости к Западу, уже в XIV и XV столетиях галицкое население по образованию и развитию стояло выше москвичей. Н. Рожков указывает, что в библиотеках западнорусских дворян той эпохи, кроме книг литературного ха-рактера, уже находились труды научно-литературные, по философии, медицине и ес-тествознанию. А в это время наши бояре не всегда умели подписать свою фамилию и преимущественно занимались охотой и пирами".
Согласен, звучит не особенно приятно для нашего национального самолюбия. Но ведь то, что я цитирую, писали не "тевтонские русофобы" и не "жидомасоны", а родовитые русские люди, безусловно болевшие душой за свою родину.
В 1908 г. Галицию посетил граф Бобринский, один из влиятельных членов Го-сударственной Думы. И, оказавшись в "деревенской глуши", он, к нешуточному удивлению, увидел там не каких-то там оборванцев, а сытый, хорошо одетый, впол-не благоприятный простой народ, превосходивший благосостоянием и общим разви-тием русского мужика. Граф, по его собственным признаниям, был потрясен он до-прежь того был правоверным славянофилом и искренне верил в побасенки о "сте-нающих бра-тушках". Особенно его поразили грамотные галичанки из "деревен-ской глуши", как замужние женщины, так и девушки. Было от чего удивиться в Рос-сии деревенская баба и грамотность были понятиями несовместимыми.
Безусловно, некий элемент показухи вокруг визита графа все же присутствовал так обстояло испокон веков. Но именно что элемент. Вряд ли "грамотные, образован-ные, развитые" галичанки, с которыми общался граф, были хорошо подготовленными австриячками из тайной полиции, которым поставили в Вене "чисто литературный язык", восхитивший Бобринского...
А вдобавок графа не на шутку изумило то, что во всей "русской" части Галиции крестьяне регулярно собирали "веча", на которых без всякого присмотра начальства и полиции обсуждали текущие дела и состояние школьного образования, и многое дру-гое.
Могли ли эти славяне, задрав штаны, бежать за миражом панславизма?
Ну разумеется нет. Они и не собирались. Именно в Галиции и находился центр ук-раинского сепаратизма теории, опять-таки противоречившей иллюзиям славянофиль-ства...
Но все это - мелочи. Главная беда - существование Сербии и царивших там идей собственного величия, сыгравших роковую роль в судьбе Российской империи. Сербия заслуживает того, чтобы посвятить ей отдельную главу и рассмотреть ее историю за последние шестьсот с лишним лет. Реальную историю, а не укоренившиеся в русском сознании романтические бредни...
_________________
Lord Rayden
--------------
"Баглю, ничуть не удивившись, вытянул из ножен фамильный палаш, процедил:
— Горротцы, говорите? Оч-чень кстати…"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Lord Svarog
Ветеран Клуба


Зарегистрирован: 14.09.2002
Сообщения: 31396
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт 02 Мар 2007, 22:04    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Очень серьезная проработка материала beer.gif
_________________
Танки в кулак, а не в разброс !
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Лорд Pushok
Ветеран Клуба


Зарегистрирован: 31.08.2006
Сообщения: 14912
Откуда: Гиперборея,Рифейские горы

СообщениеДобавлено: Пн 31 Июл 2017, 18:34    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

перечитал книгу недавно.
что касаемо глав собстно о самом Распутине - согласен с Автором на все 100%.
Насчёт его нелюбви к революционным и либеральным бесам того времени - тоже.
А вот по части сербофобии и крайне враждебного отношения к славянофильству я с Бушковым абсолютно и в корне не согласен.
Но про простого сибирского мужика (с) он таки написал хорошо...
_________________
Делай что должно-и будь что будет!
---------------------------------------------
я видел двухглавого дракона.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов www.talar.mastersite.ru -> О КНИГАХ МАСТЕРА ПО ОТДЕЛЬНОСТИ Часовой пояс: GMT + 5
Страница 1 из 1

 
Быстрый переход:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



 
 

Rambler's Top100 WWWomen.ru WWWomen online!
vsemremont.ru
строительный форум

Powered by phpBB 2.0.1 © 2001, 2002 phpBB Group.

Перевод и адаптация: Студия web-дизайна MasterSite.ru